Основные криминологические теории возникновения и причин преступности


основные криминологические теории возникновения и причин преступности

В криминологии существуют различные концепции преступности. Можно выделить пять основных концепций: концепция специфической причины, концепция социального детерминизма, примитивно-рационалистическая концепция, антропологическая концепция и логический путь познания причин преступного поведения.

Концепция специфической причины. Практическое значение причинного объяснения преступности в криминологии заключается в отыскании возможности влиять на состояние и динамику преступности. Под причиной в философии понимается явление, действие которого вызывает, определяет, производит или влечет за собой другое явление (следствие). В литературе употребляется также термин «фактор», который в определенном смысле синонимичен термину «причина». Фактор, выступающий как причина или условие преступного поведения, называется криминогенным. Фактор, препятствующий действию причины или условиям преступного поведения, называют антикриминогенным. Различие между условием и причиной относительно, поэтому нередко их объединяют термином «детерминанты». В некоторых случаях причина может играть роль условия, и наоборот. Категория причинности имеет первостепенное значение в недостаточно развитых дисциплинах.


Выделяют две основные трактовки категории причины. Так, причина – это совокупность всех необходимых условий, без которых определенное явление наступить не может. Однако современным научным представлениям больше соответствует идея о выделении в комплексе необходимых условий главного явления, порождающего другое явление (следствие). Это явление, связанное со следствием, называется специфической причиной. Главная его задача заключается в «отсечении» от причины других факторов. Концепция специфической причины предполагает разграничение причин и условий в генезисе того или иного явления. Философское осмысление категории причины указывает на нее как на наиболее активный фактор, тяготеющий к сущности явления.

Причинность в сфере общественной жизни имеет существенную специфику по сравнению с причинностью в природе. Главная особенность социальной причинности состоит в том, что объективные социальные закономерности действуют через сознание людей. В основе концепции причинности в социальной сфере лежит положение об общей ведущей роли бытия в его взаимодействии с сознанием. В криминологии данное положение следует интерпретировать таким образом, что причины преступности кроются прежде всего в сфере общественного бытия, в объективных условиях жизни людей. Субъективные факторы включаются в причинную цепь. Преступность, непосредственно порождаемая антиобщественной психологией людей, имеет и более глубокие «базисные» причины. Так как криминальное поведение – следствие не только внешней причины, но и внутреннего отражения, то, очевидно, что объяснить, почему совершаются преступления, можно лишь с помощью такой категории, которая диалектически связывала бы роль причины и роль отражения.

Основой теории причин преступности может служить категория социального противоречия. Именно противоречие является источником всякого движения, развития и изменения. С точки зрения определенных социальных противоречий обнаруживать причины преступности можно не только в социально-негативных, но и в позитивных явлениях. В этом плане основной смысл предупреждения общественно опасных форм поведения заключается в обеспечении гармонического, сбалансированного и пропорционального развития всех сфер общественной жизни.

Концепция социального детерминизма. Один из авторов данной концепции французский криминолог А. Лакассань вывел знаменитую формулу: «каждое общество имеет тех преступников, которых оно заслуживает». Эта фраза была произнесена им в 1885 г. на i Международном конгрессе антропологов в Риме.

В русле данной концепции впервые в криминологии была подчеркнута важность социальных условий, продемонстрирована социальная детерминированность преступности, ее относительная независимость от воли и усмотрения отдельных людей, ее производный характер от условий социальной среды. Концепция социального детерминизма позволила превратить казавшиеся случайными и разрозненными факты в серьезный показатель господствующих социальных условий. Впервые в истории человеческой мысли преступность стали рассматривать в качестве социального явления.

Позиция социального детерминизма в криминологии влечет за собой чрезвычайно важные выводы. Первый из них заключается в том, что, не изменив социальных условий, вызывающих к жизни преступления, тщетно было бы пытаться радикально повлиять на преступность. Если основанием преступности являются объективные (т. е. не зависящие от воли людей) факторы, то преступность отныне перестает казаться всего лишь порождением эгоистических устремлений некоторых людей.

Такое представление о преступности возникает стихийно и является чрезвычайно устойчивым. Действительно, кажется очевидным, что совершают преступления те, кто хотят их совершить (т. е. имеет место свобода воли). Хочет совершить преступление тот, кто эгоистичен, испорчен, невоспитан. Достаточно уговорить этих людей (или запугать их), и количество преступлений уменьшится, преступность исчезнет.

Если же не все в поведении людей зависит от их намерений, желаний (от их воли), если их поступками движут и объективные факторы, тогда ни жестокие наказания, ни самое совершенное уголовное законодательство, ни самая идеальная машина юстиции сами по себе радикально повлиять на преступность не в силах. Идея о причинности в области человеческих действий, возникнув, никогда не будет вычеркнута из совокупности наук, изучающих поведение людей.

Примитивно-рационалистическая концепция. Философы-просветители xviii в. (Ш.Л. Монтескье, М.Ф.А. Вольтер, Ч. Беккариа и др.) впервые сделали попытку противопоставить средневековому, теологическому объяснению мира объяснение, основанное на рациональном, научном, во многом стихийно-материалистическом понимании природы и общества. С этих же позиций они стремились определить понятия преступления, преступности и ее причин. Освобождение разума в эпоху Просвещения выступало как неизбежная предпосылка освобождения человека, а стремление распространить свет и знания разума – как высшая цель и предназначение философии. В политическом плане это была борьба за права личности против влияния церкви и феодального государства, за демократию против абсолютизма, за раскрепощение самого человека от пут феодальной зависимости.

В 1839 г. французская академия морали и политических наук в Париже предложила в качестве задачи для исследования раскрыть путем прямого наблюдения, каковы те элементы в Париже или в ином крупном городе, из которых состоит часть населения, образующая опасный класс вследствие своих грехов, невежества и бедности. Г.А. Фрейгер, сотрудник полицейской префектуры Парижа, в труде «Опасные классы и население больших городов» составил «моральную топографию», т. е. описал образ жизни, взгляды и привычки тех, кто, по его мнению, образует опасный класс французского общества. (Естественно, что используемое Фрейгером понятие «класс» существенно отличается от этого же понятия, употребляемого и философской, и в марксистско-ленинской литературе.) Фрейгер пришел к выводу, что бедняки представляют собой ту же опасность для общества, что и действительные преступники, от которых, по убеждению Фрейгера, их мало что отличает. К числу таких «опасных элементов» он отнес почти восьмую часть рабочего класса Парижа. С большой убежденностью Фрейгер приписал моральным дефектам личности те жалкие условия, в которых находились эти люди.

В это же время в Великобритании вышла книга Г. Мейхью «Рабочие и бедняки Лондона» с подробным описанием тех, кто работал и содержал себя, в отличие от тех, кто, по мнению Мейхью, не мог и не хотел работать, с изложением биографий преступников, воспроизведением социальной и моральной атмосферы, в которой они выросли и провели всю свою жизнь. Ясно осознавая важность условий жизни в этой среде, Мейхью тем не менее, как и Фрейгер, указывал, что «главным фактором был отказ паупера, или преступника, работать, отказ, обусловленный внутренним моральным дефектом». Так «человек преступный» обретает новое обличье – представителя особой расы (класса), морально ущербной и злобной, живущей за счет нарушения «фундаментальных законов упорядоченного общества», в котором каждый должен содержать себя честным и прилежным трудом. Те, кто не делают этого, – «бродяги, варвары, дикари», движимые злой волей и склонные к преступлению.

Возникновению нового представления о личности преступника, а следовательно, и о причинах преступности, предшествовал один из наиболее грандиозных в истории социальных переворотов – смена феодального строя буржуазным, замена религиозного мировоззрения философией гуманизма и просвещения. Вопреки религиозным догмам и теологическому пониманию причинности человеческого поведения философы-просветители сформулировали понятие преступления как акта свободной воли человека, где он не игрушка в руках высших сил, но сознательно действующий и свободный в своих поступках индивидуум. В этот период радикально меняется представление об обществе, о природе человека. В центр системы общества помещается человек, наделенный неотъемлемыми правами, который «по природе обладает властью… охранять свою собственность, т. е. свою жизнь, свободу и имущество, от повреждений и нападений со стороны других людей». Право собственности выступает здесь как данная от природы характеристика человека, забота о своем благополучии – законный центральный мотив его действий. По этим параметрам выстраивается и шкала этических ценностей, наполняются новым содержанием понятия добра и зла, добродетели и порока, которые отныне не потусторонние, внеземные категории – они вытекают из самой природы. При этом зло, порок, преступление – это нарушения естественного, нормального, разумного порядка вещей. Собственность, ее свободное приобретение и обладание ею становятся объективно олицетворением позитивного действия и поведения, а посягательство на собственность – столь же естественным, натуральным преступлением. Истоки преступления, как и истоки добродетели, – в самом человеке. Как выразился по этому поводу Ж.Ж. Руссо: «Чем более неистовы страсти, тем более необходимы законы, чтобы их сдерживать».

Выражая прогрессивные для своего времени взгляды, итальянский просветитель и гуманист Ч. Беккариа в своих трудах выводил сферу отправления уголовного правосудия из религиозно-феодальных догм.[9] Он ограничивал господство феодально-полицейского государства, церковной юстиции над людьми, утверждая, что им подвластны и подсудны лишь дела людей, но не их души. Дела подсудны только тогда, когда они реально вредны обществу, и закон ясно и прямо говорит об этом. Закон же должен быть обязателен и для граждан, и для правителей.

Антропологические концепции причин преступности. По убеждению тюремного врача, итальянца Ч. Ломброзо, в чертах преступника присутствуют характерные черты примитивного, первобытного человека и животных. «Преступник – это атавистическое существо, которое воспроизводит в своей личности яростные инстинкты первобытного человечества и низших животных». Эти инстинкты обладают отчетливо различимыми физическими чертами. По утверждению Ломброзо, прирожденные индивидуальные факторы – основные причины преступного поведения. На основании таких умозаключений Ломброзо разработал таблицу признаков прирожденного преступника, т. е. таких черт (сигм), по которым, выявив их путем непосредственного измерения физических параметров того или иного лица, можно было, как он верил, решить, имеем ли мы дело с прирожденным преступником или нет.

Нетрудно увидеть в этой концепции перенесение эволюционно-биологической теории развития видов Ч. Дарвина в сферу изучения преступности. В самом деле, если эволюционно человек произошел от человекоподобной обезьяны, затем пережил стадию первобытной дикости, то существование преступников можно считать проявлением атавизма, т. е. внезапным воспроизведением в наше время, среди современных, цивилизованных людей первобытных людей, близких к своим человекообразным предкам. К тому же и у Дарвина находили такое высказывание: «В человеческом обществе некоторые из наихудших предрасположенностей, которые внезапно, вне всякой видимой причины проявляются в составе членов семьи, возможно, представляют собой возврат к первобытному состоянию, от которого мы отделены не столь многими поколениями».

Первые же проверки таблиц Ломброзо показали, однако, что наличие у преступника особых физических черт, отличающих его от всех остальных современных людей и сближающих с первобытным человеком, не более чем миф. Теория Ломброзо и вытекающие из нее современные мистификации исходят из предположения о том, что между некоторыми физическими чертами и характеристиками организма человека, с одной стороны, и преступным поведением – с другой, существует определенная зависимость, что моральному облику соответствует и физическое строение человека. Следует указать, что в повседневном, бытовом сознании, отчасти в художественной литературе и других произведениях искусства (не самого высокого уровня), действительно фигурирует стереотип преступника ломброзианского типа (фигура злодея), которому противостоит добродетельный герой, чье физическое преимущество всегда дополняется преимуществом моральным. Однако никакого научного обоснования такие совпадения, конечно, не имеют.

Логический путь познания причин преступного поведения.

Традиционно в криминологии следовали по пути выявления и изучения причин конкретных преступлений. Однако в дальнейшем становилось все более очевидно, что выяснение причин конкретных преступлений, которые усматривались в антиобщественной установке, антиобщественной мотивации или взаимодействии нравственных дефектов личности с конкретной жизненной ситуацией, а затем на этой основе установление обобщающих выводов – ложный, недостаточно методологически обоснованный способ познания. Развитие общества подчиняется объективным социальным законам. Эти законы определяют развитие конкретных людей, их психологию. Сложнейшая система общественных отношений, развивающаяся по объективным законам, образует социальный контекст, в котором живет и действует индивид. Именно она в конечном счете определяет его развитие как личности. Следовательно, методологически правильнее изучать причины конкретных преступлений лишь на основе познания причин преступности в целом, применяя метод восхождения от абстрактного к конкретному. Суть данного метода заключается в первоначальном выделении в ходе исследования основной абстракции, выражающей главную связь изучаемого предмета. Такой абстракцией служит категория социального противоречия. Не случаен поэтому вывод о том, что через познание причин индивидуального противоправного поведения невозможно объяснить причины правонарушений в целом; наоборот, только совокупность общественных условий жизни людей дает понимание поведения отдельных личностей.

Особенная часть

Тема 14Криминологическая характеристика и профилактика преступлений несовершеннолетних и молодежи

Состояние преступности несовершеннолетних в Российской Федерации вызывает обоснованную тревогу в обществе. Рост социальной напряженности и углубление кризиса в стране в первую очередь сказались на детях и подростках. Характерными чертами преступлений несовершеннолетних становятся насилие и жестокость. При этом несовершеннолетние зачастую переступают тот предел насилия и жестокости, который в конкретной ситуации был бы вполне достаточен для достижения цели. Подростки в процессе совершения преступлений при неудачном для них стечении обстоятельств совершают такие преступления, как убийства, нанесение тяжких телесных повреждений, разбойные нападения.

Наблюдается тенденция омоложения преступности несовершеннолетних, повышения криминальной активности детей младших возрастов, имеется значительный рост преступности несовершеннолетних женского пола. Отмечается рост преступлений, совершенных несовершеннолетними как мужского, так и женского пола на почве пьянства, токсикомании и наркомании. Налицо тенденция к омоложению «пьяной» преступности: каждое пятое преступление совершается несовершеннолетними в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Преступность несовершеннолетних характеризуется высокой степенью латентности. Более того, в силу особенностей правового и физического положения несовершеннолетних и их личностной характеристики статистические показатели преступности несовершеннолетних более «регулируемы» в следственной и судебной практике. Распространенность преступлений, совершаемых несовершеннолетними, реально в несколько раз превышает ее зарегистрированную часть. Особенно высокой латентностью отличаются кражи, грабежи и хулиганства.

Криминологическая характеристика личностных особенностей несовершеннолетних преступников. В силу характера преступности несовершеннолетних на первое место при изучении данного явления выдвигается проблема личности преступника. Успех профилактической деятельности органов внутренних дел во многом зависит от того, насколько всесторонне и глубоко изучена личность несовершеннолетнего преступника. Можно было бы избежать многих ошибок, если бы правоохранительные органы в центр своего внимания и профессиональных усилий всегда ставили личность, а не только условия ее жизни или иные влияния на нее. Это в полной мере относится к несовершеннолетним преступникам.

Главное при рассмотрении личности несовершеннолетнего преступника – возраст. С этим связаны определенные биологические, психологические и психические изменения в структуре личности.

Возрастное изменение личности не является причиной и не увязывается однозначно с динамикой основных жизненных отношений. Сохранность основных жизненных отношений сочетается с изменчивостью личности на протяжении жизни под влиянием событий, обстоятельств и т. д. Кроме хронологического возраста, различают возраст психологический, педагогический и физический, причем все они между собой не совпадают, что приводит к внутренним конфликтам личности, которые могут иметь и криминогенный характер. Вообще, так называемого «среднестатистического возраста» реально не существует. Общие закономерности подросткового возраста проявляют себя через индивидуальные вариации, зависящие не только от окружающей среды и условий воспитания, но и от особенностей организма или личности.

Определяя возрастные особенности преступников, криминологи обычно делят несовершеннолетних на следующие группы:

* 14–15 лет – подростково-малолетняя группа;

* 16–17 лет – несовершеннолетние.

Криминологические, социологические и психологические особенности поведения контингента в возрастном интервале 14–17 лет свидетельствуют, что на поведение подростков указанной возрастной группы оказывают влияние как условия их жизни и воспитания в предшествующие годы, так и «молодые взрослые». Отсюда следует вывод, что преступность несовершеннолетних нужно рассматривать в контексте с правонарушениями лиц в возрасте до 14 лет и лиц старше 17 лет.

Анализируя личности несовершеннолетних и взрослых преступников, можно говорить об их общности. Грань, которая определяет разницу между преступниками разных возрастов, по существу стирается, когда речь заходит о двух возрастных группах: 16–17 лет и 18–20 лет. В данном случае вполне допустимо говорить о единой возрастной группе, если использовать понятие неполного совершеннолетия.

Среди несовершеннолетних преступников преобладают лица мужского пола. Это объясняется прежде всего различием гендерных социальных связей со средой, в которой развивается личность, условий нравственного формирования личности, разницей в характере и соотношении типичных конфликтных ситуаций. Преобладание среди несовершеннолетних правонарушителей лиц мужского пола связано с психическими и психологическими особенностями пола, исторически сложившимся различием поведения, воспитания мальчиков и девочек, с большей активностью, предприимчивостью и другими общехарактерологическими свойствами мужчин.

В юридической литературе часто указывается на взаимосвязь образовательного уровня и личности преступника. По этому признаку можно судить о потенциальных возможностях личности несовершеннолетнего правонарушителя в исполнении им своих социальных функций, зависящих в определенной степени от уровня его культуры, интересов. Говоря об уровне образования несовершеннолетних преступников, надо заметить, что он более низкий, чем у их сверстников, не совершавших преступления. Так, среди несовершеннолетних преступников часто встречаются второгодники, бросившие учебу в школах, ПТУ, а некоторые – во вспомогательных школах.

С криминологической точки зрения, особое значение имеет изучение семейного положения несовершеннолетних преступников. Это вполне понятно, ибо в семье формируются социально значимые качества личности и свойственные ей оценочные критерии. Исследования показывают, что более двух третей несовершеннолетних преступников воспитывались в семьях, где постоянно присутствовали ссоры, скандалы, взаимные оскорбления, пьянство и разврат. Каждого восьмого – десятого рецидивиста, вставшего на преступный путь в раннем возрасте, в пьянство и совершение преступлений вовлекли родители, старшие братья, близкие родственники. Кроме того, неблагополучная семья оказывает негативное влияние не только на собственных членов, но и на других подростков, с которыми дружат их дети. Таким образом, происходит процесс «заражения» подростков, не принадлежащих непосредственно к данной семье.

Немаловажными для характеристики личности несовершеннолетних преступников являются особенности их правового сознания. Для них характерны глубокие дефекты правосознания, что в известной мере объясняется двумя факторами: общей правовой неграмотностью (как населения в целом, так и несовершеннолетних) и негативным социальным опытом самого несовершеннолетнего. Дефекты правового сознания у несовершеннолетних, совершающих преступления, выражаются в негативном отношении к нормам права, нежелании следовать предписаниям данных норм. Существенные пробелы в правовых знаниях несовершеннолетних приводят к рассуждениям о «несправедливости» законов, «незаконном» осуждении.

Характерные особенности имеет и круг общения несовершеннолетних правонарушителей. В основном его составляют ранее судимые, злоупотребляющие спиртными напитками, наркотиками.

Особой является и проблема досуга. Свободного времени у несовершеннолетних правонарушителей в два-три раза больше, чем у их законопослушных сверстников. В то же время, согласно результатам отдельных исследований, по мере увеличения свободного времени интересы подростков деформируются и приобретают негативный оттенок. Более того, чем больше свободного времени, тем выше вероятность совершения правонарушений.

Рассмотренные выше личностные особенности несовершеннолетних, совершивших преступления, выражаются главным образом в мотивации их преступного поведения. Ее основные признаки:

• преобладание «детских» мотивов – совершение преступления из озорства, любопытства, желания утвердить себя в глазах сверстников, стремления обладать модными вещами и т. п.;

• ситуативность мотивов;

• деформация какого-то одного элемента сферы потребностей, интересов, взглядов. Например, гипертрофированное понимание товарищества, стремление поднять свой престиж.

Причины и условия преступности несовершеннолетних. Причины и условия преступности несовершеннолетних, как и преступности в целом, носят социально обусловленный характер. Они прежде всего зависят от конкретных исторических условий жизни общества, от содержания и направленности его институтов, сущности и способов решения основных противоречий.

Сложилось устойчивое мнение о том, что главными причинами преступности несовершеннолетних и ее стремительного роста являются резкое ухудшение экономической ситуации и возросшая напряженность в обществе. Конечно, все это влияет и на взрослую преступность, однако стремительное снижение уровня жизни сказывается сильнее всего на подростках, ибо во все времена несовершеннолетние были и остаются наиболее уязвимой частью общества. Их уязвимость заключается в том, что отличающие несовершеннолетних особенности (неустоявшаяся психика, не сформированная до конца система ценностей) делают их более подверженными влиянию факторов, которым взрослые люди противостоят гораздо успешнее. Не имея возможности законным путем удовлетворять свои потребности, многие подростки начинают «делать деньги» и добывать необходимые вещи и продукты в меру своих сил и возможностей, зачастую путем совершения преступления. Несовершеннолетние активно участвуют в рэкете, незаконном бизнесе и других видах преступной деятельности.

Одно из негативных проявлений экономического кризиса – сокращение рабочих мест, что привело к уменьшению возможностей для трудоустройства подростков, в первую очередь отбывших наказание в воспитательных учреждениях.

В ряду специфических причин преступности несовершеннолетних на современном этапе жизни общества выделяется и катастрофическое положение с организацией досуга детей и подростков по месту жительства. Многие детские учреждения, организации прекратили свое существование, а помещения, принадлежавшие им, переданы в аренду коммерческим структурам.

Обострение проблем семейного неблагополучия на общем фоне нищеты и постоянной нужды, моральная и социальная деградация, происходящая в семьях, приводят к крайне негативным последствиям. Среди несовершеннолетних из неблагополучных семей интенсивность преступности особенно высока. В основном в этих семьях процветают пьянство, наркомания, проституция, отсутствуют какие-либо нравственные устои, элементарная культура. Специалисты различных наук приводят внушительные цифры, говоря о несовершеннолетних, страдающих психическими заболеваниями, не исключающими и исключающими вменяемость. Психические расстройства детей – это во многом результат и наследие соответствующего поведения и жизни их родителей – алкоголиков, наркоманов. Некоторые сочетания психических расстройств и социально-психологической деформации личности во многом объясняются тем, что причины патологического развития личности несовершеннолетних кроются в асоциальности и аморальности их родителей. В этих семьях процветают насилие по отношению друг к другу и к своим детям и, как прямое следствие этого, – стремительный рост крайне опасных насильственных преступлений, совершаемых подростками и даже детьми. Жестокость порождает жестокость.

Преступность несовершеннолетних имеет высокую латентность. Некоторые исследования показывают, что еще до первого осуждения подростки успевают совершить несколько преступлений. Это создает атмосферу безнаказанности. Не обеспечивается неотвратимость наказания – важнейшее средство предупреждения преступного поведения.

Наличие причин и условий, способствующих преступности несовершеннолетних, не означает фатальной неизбежности совершения ими преступлений. Данные причины и условия в определенной степени подлежат регулированию, нейтрализации и устранению. Важную роль в связи с этим приобретает общая и индивидуальная профилактика – система мер предупреждения преступности, применяемых государственными органами, в том числе органами внутренних дел, в отношении несовершеннолетних, совершающих преступления.

Предупреждение преступности несовершеннолетних. В основе предупреждения преступности несовершеннолетних лежат основополагающие принципы, характерные для концепции предупреждения преступности в целом. Однако наряду с этим в предупреждении преступлений, совершаемых несовершеннолетними, есть особенности, обусловленные отличием несовершеннолетних от других возрастных категорий, а также спецификой совершаемых ими преступлений.

В предупреждении преступности несовершеннолетних участвует множество субъектов. Они представляют собой единую систему, связанную общностью целей и задач. Особое место в этой системе отводится органам внутренних дел, представляющих подсистему профилактики отклоняющегося поведения. Органы внутренних дел выполняют основной объем работы в области предупреждения преступлений несовершеннолетних, непосредственно занимаются исправлением и перевоспитанием несовершеннолетних, совершивших преступления. Кроме того, предупредительная деятельность органов внутренних дел предполагает обязательное включение в нее других субъектов.

Органы внутренних дел занимаются предупреждением преступности несовершеннолетних как на общем, так и на индивидуальном уровне. Работа проводится в основном по таким направлениям, как:

• ограничение влияния негативных социальных факторов, связанных с причинами и условиями преступности несовершеннолетних;

• воздействие на причины и условия, способствующие данному виду преступности;

• непосредственное воздействие на несовершеннолетних, от которых можно ожидать совершения преступлений;

• воздействие на группы с антиобщественной направленностью, способные совершить или совершающие преступления, участником которых является несовершеннолетний, подвергающийся предупредительному воздействию.

Предупредительная деятельность, организованная с учетом этих направлений, должна обеспечивать всестороннее профилактическое воздействие на несовершеннолетних, склонных к совершению преступлений, на микросреду и социальные условия, в которых они находятся.

В процессе предупреждения преступности несовершеннолетних органы внутренних дел должны направлять свои усилия на выявление причин, условий, способствующих преступлениям, а также на их устранение, ограничение и нейтрализацию. В этих целях органы внутренних дел организуют взаимодействие с государственными, общественными и иными организациями и учреждениями, участвующими в предупредительной деятельности, проводят комплексные операции, рейды, целевые проверки и другие мероприятия.

Большое значение придается предупредительному воздействию на личность несовершеннолетнего, т. е. индивидуальной профилактике. В отношении несовершеннолетних профилактическая деятельность может иметь место в двух случаях: когда негативные явления находятся в зародышевом состоянии и когда такие явления еще не имеют места, но существует возможность их возникновения. Успех в данном случае зависит от своевременной постановки «диагноза», обнаружения указанных явлений. Это наиболее важно с практической точки зрения, так как позволяет определить соответствующие меры профилактического воздействия, в том числе и медицинского характера: выявить детей с аномалиями в психике, определить прогноз их развития и принять меры по нейтрализации и смягчению наслоений аномального развития.

Меры индивидуальной профилактики должны воздействовать как на саму личность несовершеннолетнего преступника, так и на окружающую его среду. Основными элементами системы предупредительного воздействия являются:

1) тщательное изучение несовершеннолетних, способных совершить преступления;

2) определение основных мер и мероприятий, опираясь на которые на практике можно было бы добиться поставленных целей;

3) выработка рациональных методов организации, контроля и определения эффекта индивидуального профилактического воздействия.

Целями индивидуальной профилактики преступлений, совершаемых несовершеннолетними, являются исправление и перевоспитание подростка либо изменение его криминогенной ориентации. Отсюда вытекает необходимость решения задачи установления закономерностей отклоняющегося поведения, механизма его формирования и изменения. Для этого органы, занимающиеся профилактикой преступности несовершеннолетних, выполняют следующие функции:

* выявляют несовершеннолетних, поведение, взгляды, мотивы поступков которых свидетельствуют о возможности совершения преступлений;

* изучают личность этих подростков;

* определяют и устраняют источники отрицательного влияния на них;

* исследуют возможности создания благоприятной обстановки, с тем чтобы не допустить реализации преступных намерений;

* осуществляют контроль за поведением таких несовершеннолетних и образом их жизни;

* периодически анализируют полученные результаты и вносят соответствующие коррективы в свою работу.

Сотрудники органов внутренних дел выявляют и ставят на учет несовершеннолетних, способных к совершению преступлений, из числа:

• подростков, ведущих антиобщественный образ жизни (употребляющих спиртные напитки, наркотики, не занятых учебой и общественно полезным трудом);

• несовершеннолетних, группирующихся на антиобщественной основе;

• вернувшихся из специальных школ и профтехучилищ;

• осужденных условно или к мерам наказания, не связанным с лишением свободы, а также тех, к кому применена отсрочка исполнения приговора:

• освобожденных из воспитательных колоний.

Личность несовершеннолетнего преступника формируется не сразу. Это весьма сложный процесс, охватывающий деформацию эмоционального, волевого и интеллектуального мира подростка. Предупреждение преступных деяний диктует необходимость подробного изучения всех отрицательных свойств личности несовершеннолетнего, которые в определенных условиях могут детерминировать преступное поведение. Важно также знать о наличии или отсутствии аномалий в состоянии здоровья несовершеннолетнего, признаков, свидетельствующих о его психической неполноценности. Все эти вопросы могут быть прояснены в полном объеме при психолого-педагогической диагностике личности несовершеннолетнего преступника. Наиболее оптимальный и экономичный путь решения данной проблемы – создание психолого-педагогических центров, что позволит, с одной стороны, обеспечить психолого-педагогическую диагностику личности несовершеннолетних, склонных к совершению преступлений, а с другой стороны, даст работникам милиции конкретные рекомендации по проведению профилактической работы с такими подростками.

Различные методы и приемы воздействия на сознание, чувства и волю несовершеннолетнего, тяготеющего к совершению преступлений, могут быть использованы двояким образом: непосредственно или через иных лиц, участвующих в предупредительной деятельности. Основными организационно-тактическими формами применения методов и приемов индивидуального воздействия на несовершеннолетних являются беседы, проводимые сотрудниками органов внутренних дел, вовлечение их в социально полезные занятия трудового, общественного, спортивного, культурного и иного характера.

Эффективность профилактики в отношении несовершеннолетних во многом зависит от учета того обстоятельства, что в большинстве случаев преступления совершаются несовершеннолетними в группах. Это требует от работников, занимающихся такой профилактикой, высокого профессионализма, глубоких социально-психологических, психолого-педагогических и правовых знаний, организаторских способностей, настойчивости.

В процессе предупреждения преступлений несовершеннолетних необходимо оказывать воздействие и на их семьи, поскольку во многих случаях антиобщественное поведение подростка связано с семейным неблагополучием. Для того чтобы профилактическая работа в семье несовершеннолетнего, способного к совершению преступлений, имела успех, необходимо изучить такую семью во всех аспектах. Важно также владеть методами, разработанными специалистами в области психологии и психиатрии, использовать сведения из других областей знаний и опыт органов внутренних дел в индивидуальной профилактической работе.

Для предупреждения преступности несовершеннолетних большое значение имеет выявление взрослых лиц, вовлекающих подростков в преступную деятельность. Главным критерием здесь выступает своевременность: это позволяет быстро предотвратить готовящееся преступление или пресечь преступную деятельность.

Прямое отношение к предупреждению преступлений несовершеннолетних имеют также своевременное возбуждение уголовного дела, быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных, правильное применение мер пресечения.

Среди субъектов предупреждения преступлений несовершеннолетних особое место занимают воспитательные колонии. Данные учреждения решают задачу предупреждения преступности специфическим способом – посредством исправления и перевоспитания несовершеннолетних, однако необходимость исправления и перевоспитания несовершеннолетних в условиях изоляции нужно признать как реальность и использовать для этого современные формы и методы.

В любом случае эффективность деятельности по предупреждению преступлений несовершеннолетних в значительной степени зависит от того, насколько меры профилактики базируются на положениях, разработанных криминологией, уголовным, уголовно-исполнительным правом, психологией, педагогикой.

Становление криминологии как науки. Основные направления изучения причин преступности

Первые попытки выявить связь преступности с социальными условиями современного им общества мы находим в работах мыслителей античности. Уже Демокрит (V-IV вв. до н.э.) выводит причины преступлений из отсутствия побуждений к добродетели в силу нравственных и умственных пороков; указывает на роль воспитания для предупреждения их возникновения, так как неправильное поведение — результат незнания более правильного. Угроза же наказания хотя и оказывает сдерживающее воздействие в силу несовершенства человеческой природы, но играет лишь вспомогательную роль, так как не всегда удерживает от соблазна грешить втайне. Антисфен, Диоген и другие представители философской школы (V-IV вв. до н.э.) связывали совершение преступлений с неумеренными или искаженными потребностями: алчностью, развратом, эгоистическим честолюбием, овладевающими человеком в силу пороков воспитания.

Мысль о социальной, а не только о личностно-мотивационной природе нарушений социальных норм обосновывав Аристотель (IV в. до п. э.), видевший их причину в несоблюдении в обществе равенства и справедливости, что порождает испорченность нравов, проявляющуюся в социальных отклонениях: «Величайшие преступления совершаются людьми, так как они стремятся к переизбытку, а не к предметам первой необходимости»1Аристотель. Политика. СПб., 1911. С. 63.. Уже в работах древних философов можно обнаружить наброски, контуры идей предупреждения преступлений. Платон и Аристотель (384-322 гг. до н.э.) отметили сложную связь преступности с социальными условиями жизни людей, с их нравственными и этическими свойствами, указав, что величайшие преступления совершаются людьми, так как они стремятся к переизбытку, а не к предметам первой необходимости.

Эпоха Возрождения и последующий период знаменательны трудами Мартина Лютера, Жана Кальвина, Джона Локка, Шарля Монтескьё, Вольтера, Клода Гельвеция, Поля Гольбаха, Жан-Жака Руссо, в которых анализировались причины негативных явлений, включая преступность, роль государства и общества в их преодолении.

Представления о преступности и ее детерминантах всегда основывались главным образом на общих философских и политических идеях своего времени. Очевидно и влияние «социального заказа» на решение проблем, стоявших перед государством, обществом. В эпоху господства теологического мировоззрения, господства церкви в Средние века преступления рассматривались как проявления «злого духа», козни «нечистой силы», вселившейся в человека.

Следующий этап характеризовался тем, что идущая к власти буржуазия противопоставила теологическому мировоззрению рационально-гуманистическую концепцию общества и человека. Философы-просветители XVIII в. Шарль Монтескьё (1689-1755). Вольтер (1694-1778), Чезаре Беккариа (1738-1794) рассматривали человека как разумное, свободное от каких-либо «таинственных сил существо» и объясняли преступление внутренними качествами индивида, его «злой волей», страстями и пороками, толкающими его на совершение преступления.

Особого внимания заслуживают взгляды Чезаре Беккариа. Провозгласив, что преступник такой же человек, как и непреступник, Беккариа потребовал во имя равенства всех перед законом и судом равенства наказания. Во имя гуманности отменить смертную казнь и смягчить все наказания. Осуществить эти меры необходимо во имя справедливости суда гласного и независимого. Беккариа указывал на экономический строй общества, устарелые механизмы государственности как на основные причины преступности. Он требовал от правительства прежде всего распространения образования, развития благосостояния населения. Интересно, что известный Наказ Екатерины II от 1762 г., данный комиссии для сочинения проекта нового Уложения, содержит многочисленные выдержки из книги Беккариа. Ему принадлежит идея предупреждения преступлений: «Лучше предупредить преступление, чем наказывать за него»2См.: Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1939. С. 199..

Криминологические взгляды первых социалистов-утопистов были развиты их последователями: Сен-Симоном (1760-1825), Шарлем Фурье (1772-1837), Робертом Оуэном (1771-1858), работавшими на рубеже XVIII-XIX вв. Например, в эпоху буржуазного развития капитализма Сен-Симон связывал преступность с господством мастной собственности, экономической эксплуатацией, социальной несправедливостью. Борьбу с преступлениями с помощью наказания он считал бесперспективной, так как только социалистическое преобразование в обществе создаст возможность преодолеть преступность как массовое явление. Согласно концепции Оуэна, исходные природные качества всех людей — бедных и богатых, честных и преступников — одинаковы, но их дальнейшее физическое, умственное и нравственное развитие, формирование их достоинств или пороков зависят от конкретных условий их существования.

Важный вклад в развитие криминологической мысли внес Адольф Кетле (1796-1874), выдающийся бельгийский социолог, математик, астроном, метеоролог, один из создателей научной статистики. В 1835 г. он выпустил в свет научный труд «О человеке и развитии его способностей, или Опыт социальной физики». В нем Кетле утверждал, что социальные процессы и физические явления подчиняются определенным законам и должны изучаться точными методами математической статистики. Впечатляющие выводы Кетле послужили серьезным стимулом к регулярным статистическим исследованиям преступности.

Криминологические теории возникновения причин преступности включают несколько направлений.

1. Антропологическое направление. Как известно, эволюционная теория видов Ч. Дарвина оказала огромное влияние на науку того времени. Основные положения его теории, особенно учение о естественном отборе, были применены для изучения развития общества. Перенесение эволюционной теории на область исследования преступности было произведено Чезаре Ломброзо (1835-1909). В своей работе «Преступный человек, изученный на основе антропологии, судебной медицины и тюрьмоведения» (1876) он истолковал преступление и личность преступника в категории биологии и антропологии. На основе многочисленных наблюдений он объявил среди ученого мира, что преступность определяется биологическими свойствами преступника. Преступниками не становятся, а рождаются — вот главный вывод вышеуказанной теории. Причинами преступного поведения являются врожденные индивидуальные качества. По мнению Ломброзо, прирожденного преступника легко отличить по внешнему виду: у него сплющенный нос, низкий лоб, высокие скулы, огромные челюсти, выдающиеся вперед надбровные дуги, приросшие мочки ушей и т.д. Говоря языком современной биологии. Ломброзо считал, что существует специфический преступный генотип, который выражается во вполне определенном фенотипе. Он разработал таблицы признаков (стигм) прирожденного преступника, многие из которых можно выявить путем непосредственного изменения тела человека. Ломброзо, придерживаясь теории факторов и признавая наряду с «прирожденными» преступниками существование «случайных» преступников, описал также 16 факторов различного рода, влияющих на преступность. Следует отметить, что ни одно из направлений в криминологии (включая радикально-антропологическую теорию) не отрицало полностью социальных факторов, детерминантов и преступности. Сам Ломброзо уже в первом издании «Преступного человека» не обошел вниманием эти факторы.

Его друг и последователь Э. Ферри (1856-1929) в работе «Уголовная социология» (1881) систематизировал эти факторы и дал определение, которое стало классическим: «Считая, что все поступки человека являются продуктом его физиологической и психической организации и физической социальной среды, в которой он растет, я различал три категории факторов преступности: антропологические или индивидуальные, физические и социальные»3См.: Сибиряков С.Л., Заболоцкая И.Н. История криминологии: основные направления. Волгоград. 1995. С. 78.. Антропологические факторы Ферри делил на три подкласса. Первый — органическое строение преступника (аномалии черепа и мозга, татуировки и т.д.); второй — психическое строение (умственные и психические аномалии, жаргон); третий — личные признаки (возраст, пол, род занятий, образование). К физическим факторам он относил климат, метеоусловия, времена года. К социальным — плотность населения, состояние промышленности, законодательство, экономический и политический строй, общественные правы и религию. Ферри, исходя из детерминированности поведения человека биологическими факторами, отверг центральный постулат классической школы существовавшего в те времена уголовного права — принцип свободы воли как основание уголовной ответственности. Он сформулировал понятие «опасное состояние личности», т.е. возможность лица совершить преступление. Общество, по его теории, не должно наказывать преступников, а принимать к нему так называемые меры социальной защиты — лечение, изоляция, уничтожение преступников.

2. Биологическое и биосоциальное направления. Идеи Ч. Ломброзо о примате биологических факторов в ряду причин преступного поведения находят развитие в трудах его соотечественников Р. Гарофало и Э. Ферри. Кстати, Гарофало наука криминология и обязана своим названием: в 1885 г. вышла в свет его книга, которая так и называлась «Криминология». Э. Ферри вместе с австрийским юристом Ф. Листом (1851-1919) считаются основоположниками биосоциологической школы. Ферри сформулировал понятие «опасное состояние», а Франц фон Лист (кстати, он один из основателей Международного союза криминалистов) использовал в своей теории понятие «индивидуальная склонность», вкладывая в его содержание биологические особенности личности человека. Развивающаяся уголовно-антропологическая (впоследствии преобразованная в биосоциальную) школа была прямым противопоставлением классической: преступление интересовало ее не как нарушение юридической нормы, а как проявление особого состояния преступника, а наказание — как одно из средств беспрестанной и бесконечной борьбы, в которой слабый должен уступить место сильному. Учение старой, еще со времен святого Августина (354-430 гг. н.э.) школы о «свободной воле» было заменено доктриной жесткого детерминизма — место учения о виновности заняло учение об «опасном состоянии» преступника и его способности приспосабливаться к социальной среде. «Преступная личность» была ядром проблемы, на которой сосредоточилось все внимание исследователей этого направления.

Авторы биологических теорий преступности исходят из основной ломброзианской идеи и биологической аномальности преступника и, подобно Ломброзо, используют достижения современной биологии для обоснования своих воззрений. Сюда входит теория эндокринного предрасположения человека к преступному поведению (Р. Фунес), которая причину преступлений видит в аномалиях желез внутренней секреции. Это также и теория конституционального предрасположения к преступному поведению (Э. Кречмер), заключающаяся в связи между физической конституцией человека, психическим складом и типом поведения4См.: Яковлев А.М. Теория криминологии и социальная практика. М., 1985. С. 24; Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М., 1997. С. 123..

Сторонники биосоциального направления — преимущественно французские, итальянские, испанские, германские и латиноамериканские ученые — считают криминологию социально-естественной (биопсихиатрической, биопсихологической) наукой.

Впоследствии данные исследования послужили возникновению так называемой хромосомной теории. Известно, что генотип человека состоит из 46 хромосом, из которых две являются половыми, у женщин хромосомы типа «XX», у мужчин — «XY». Когда в 50-х годах в США при обследовании убийц была выявлена хромосомная аномалия (у них набор составлял «XYY» — 47 хромосом), то был сделан вывод, что наличие лишней Y-хромосома определяет преступное поведение (т.е. человек с этой хромосомой более сексуален, агрессивен и т.п.).

Событием, граничащим с сенсацией, стало опубликование в 1966 г. в английском журнале «Природа» доклада криминолога П. Джекобса. В нем говорилось о генетических исследованиях, где доказывалось, что 3,5% заключенных одной из шведских тюрем обладают лишней Y-хромосомой. И именно эти люди умственно отсталые, с опасными насильственными или агрессивными наклонностями. Материал заинтересовал криминологов, и во многих странах стали проводиться сравнительные исследования.

Еще одна теория, получившая развитие в мире, — эндокринная теория преступности — связывает предрасположение индивида к совершению преступления с особенностями состояния и функционирования его эндокринной системы. Распространению подобных взглядов способствовали успехи эндокринологии, установившей, в частности, влияние желез внутренней секреции на эмоциональное поведение человека.

Среди биологических и биосоциальных криминологических концепций более популярными оказались те, которые связывают преступность не с физической, а с психической структурой человека. Особенно это относится к психоаналитической теории Зигмунда Фрейда (1856-1939). Фредизм рассматривает преступление как проявление глубинных подсознательных природных инстинктов и наклонностей, свойственных человеку от рождения.

3. Социологическое направление. «Преступниками не рождаются, а становятся». В рамках данного направления были сформулированы положения о зависимости преступности от условий социальной среды, от общества, об устойчивости основных параметров преступности и о возможности ее прогнозирования в будущем. К ее предшественникам криминологическая литература относит Т. Мора, Т. Кампанеллу, Вольтера, Ж. Монтескьё, Ж.-Ж. Руссо, А. Кетле, Ч. Беккариа, И. Бентама, Ж. Марата, А. Сен-Симона, Ш. Фурье, Р. Оуэна и др. При этом если примерно до второй половины XIX в. вопросами исследования преступности и ее причин занимались в основном социологи, философы, теологи, то в конце 1970-х годов XX в. в научный спор активно включились юристы. В 1885 г. французский криминолог А. Лакассань выводит свою знаменитую формулу: «Каждое общество имеет тех преступников, которых оно заслуживает». А. Кетле утверждал, что само общество подготавливает преступление, а сам преступник есть только орудие. Повлиять на преступность можно только посредством изменения учреждений, привычек людей, их образования и т.д. Кетле для социальной жизни пытался найти точные законы, аналогичные законам механики, которые едины для всех эпох и народов. Он установил, что практически все явления в обществе взаимосвязаны и одни из них обусловливают другие.

Преодолеть механизм воззрений Кетле пытался французский социолог и криминалист Габриэль Тард (1843-1904). Работой, окончательно утвердившей название новой самостоятельной науки, стала книга «Философия криминологии» французского ученого. Он считал основными социальными процессами в общественных отношениях конфликты, приспособления и подражание. В отличие от приверженцев теории Ломброзо с их понятием «прирожденный преступник» Тард вводит в обращение термин «привычный преступник» («Сравнительная преступность», 1886), утверждая, что низкий уровень материальной обеспеченности, культуры, образования, способствует совершению преступлений5См.: Тард Г. Сравнительная преступность. М., 1907. С. 13. Следовательно, по теории факторов, повышение материального уровня населения должно уменьшить преступность. Он также включил в социологическое понимание причин преступности такую психологическую и социально-психологическую категорию, как подражание среде общения.

Дальнейший вклад в развитие социологического направления внес выдающийся французский социолог Э. Дюркгейм (1858-1917), который считал, что для познания преступности имеют значение не физические факторы или материальные, а социальные, такие, как продукт коллективной деятельности людей, общественное мнение, предрассудки, вера, мода. «Общество — особый социальный организм, не сводящийся к совокупности людей с их индивидуальными взглядами, наклонностями, стремлениями, а обладающее самостоятельной реальностью, например преступностью, которая существует во все эпохи, во всех цивилизациях, и являющаяся необходимом элементом любого общественного устройства6См.: Дюргейм Э. Норма и патология // Социология преступности. М., 1996. С. 40.. Американский социолог Р. Мертон внес некоторые изменения в концепцию аномии, предложенную Дюркгеймом, и считал, что причиной отклоняющегося поведения является разрыв между культурными нормами и целями общества, с одной стороны, и созданными возможностями, средствами их достижения — стороны, т.е. любого рода противоречия в обществе вызывают социальную дезорганизацию, а с ней и преступность7См.: Мертон Р. Социальная структура и аномия // Социология преступности. М., 1966. С. 300; Селин Т. Конфликт норм повеления // Социология преступности. М., 1966. С. 285..

Другим проявлением социологического направления криминологии является «социокультурная теория» преступности, или «теория конфликта культур», изложенная в работах американского криминолога Т. Селлина. Согласно ей, человек на протяжении своей жизни принадлежит к различным социальным группам, каждой из которых свойственна определенная субкультура, т.е. взгляды, представления. нормы поведения. Данная теория справедливо указывает на роль групповых норм в определении человеком своего поведения, но она вскрывает, чем обусловлены расхождение этих норм, конфликт групповых культур.

Антропологическое и социологическое направления сложились в период становления криминологии как науки, но и на более поздних этапах всегда можно обнаружить проявление того или иного подхода к изучаемым объектам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *