Постановление о неразглашении факта задержания подозреваемого выносится

Постановление о неразглашении

Постановление о неразглашении факта задержания подозреваемого выносится

Факта задержания подозреваемого

(согласен, не согласен)

(должность прокурора

классный чин или звание, фамилия, инициалы)

(подпись)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

О неразглашении факта задержания подозреваемого

(место составления)

(должность следователя (дознавателя),

классный чин или звание, фамилия, инициалы)

рассмотрев материалы уголовного дела № ,

УСТАНОВИЛ:

(излагается обоснование необходимости сохранения

в интересах предварительного расследования в тайне

факта задержания)[4]_

ПОСТАНОВИЛ:

Не производить уведомление о задержании подозреваемого

(фамилия, имя, отчество,

число, месяц и год рождения)

его близких родственников и родственников.
Следователь (дознаватель)

(подпись)

Постановление мне объявлено «____» _____________ 20___ г. в ____ ч _____ мин

(подпись подозреваемого)

Постановление объявил

Следователь (дознаватель)

(подпись)

Сообщение о задержании подозреваемого

(наименование

органа прокуратуры,

классный чин или звание,

фамилия, инициалы)

СООБЩЕНИЕ

О задержании подозреваемого

Сообщаю, что «____» г. в ____ч _____мин

(место задержания)

в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступлен___,
УК РФ, произведено задержание

(фамилия, имя отчество, дата и место

рождения, гражданство, место жительства или

регистрации, место работы или учебы)

(должность,

классный чин или звание) (подпись) (инициалы, фамилия)

Сообщение направлено прокурору

(каким видом связи)

«____» г. в ____ч _____мин

(должность,

классный чин или звание) (подпись) (инициалы, фамилия)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

О производстве личного обыска подозреваемого (обвиняемого)

В случаях, не терпящих отлагательства

(место составления)

(должность следователя (дознавателя),

классный чин или звание, фамилия, инициалы)

рассмотрев материалы уголовного дела № ,

УСТАНОВИЛ:

(указываются фамилия, имя, отчество

обвиняемого (подозреваемого), суть подозрения, обоснование производства личного обыска

без получения судебного решения с изложением конкретных обстоятельств, в силу которых промедление с производством

личного обыска может повлечь утрату доказательств или иные неблагоприятные для расследования последствия)

На основании изложенного и руководствуясь ст. 93, частью пятой ст. 165 и ст. 184 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

1. Произвести личный обыск

(процессуальное положение, фамилия, имя, отчество лица,

личный обыск которого необходимо произвести)

2. О принятом решении уведомить прокурора

(наименование органа прокуратуры)

(наименование суда)

Настоящее постановление может быть обжаловано

(должность руководителя органа

предварительного расследования)

(наименование органа прокуратуры)

(наименование суда)

в порядке, установленном главой 16 УПК РФ.
Следователь (дознаватель)

(подпись)

Постановление мне предъявлено «____» _____________ 20___ г. в ____ ч ____ мин

(процессуальное положение, фамилия, имя, отчество лица, личный обыск которого необходимо произвести)

и разъяснен порядок его обжалования.

(подпись)

Следователь (дознаватель)

(подпись)

Постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве личного обыска подозреваемого (обвиняемого)

(согласен, не согласен)

(должность прокурора,

классный чин или звание,

фамилия, инициалы)

(подпись)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

О возбуждении перед судом ходатайства о производстве

Источник: https://infopedia.su/13x61bd.html

Сохранение в тайне факта задержания: проблемы правоприменения и пути их решения

Постановление о неразглашении факта задержания подозреваемого выносится

В принятый Государственной Думой 22 ноября 2001 г. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации законодателем включена норма, позволяющая сохранять в тайне факт задержания подозреваемого. Часть 4 ст.

96 УПК РФ гласит: “При необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с санкции прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним”.

Принимая данную норму, законодатель, по всей видимости, преследовал благие цели, заботясь об интересах предварительного расследования. Указанное правило должно было служить одной из гарантий соблюдения такого общего условия предварительного расследования, установленного ст. 161 УПК РФ, как сохранение в тайне данных предварительного расследования.

Очевидно, что сохранение в тайне факта задержания подозреваемого имеет огромное значение для успешного проведения расследования. Особенно в случае совершения преступления организованной группой лиц. Характерной чертой групповой преступности является активное противодействие расследованию.

Поэтому сохранение в тайне факта задержания подозреваемого часто просто необходимо для расследования уголовного дела, так как соучастники преступления, узнав о задержании члена группы, могут немедленно скрыться, уничтожить доказательства, спрятать похищенное, запугать, подкупить или устранить свидетелей преступления.

Залогом успешного проведения следственных действий является их внезапность. Например, проведение обысков в месте жительства задержанного, где часто обнаруживаются и изымаются средства и орудия преступления и похищенные ценности.

После уведомления членов семьи подозреваемого о его задержании проведение обыска по месту жительства задержанного просто теряет смысл, так как в этом случае при обыске, как правило, ничего имеющего значение для дела не удается обнаружить.

https://www.youtube.com/watch?v=EoYvkW0Z7Gk

Проведенным опросом следователей и начальников следственных отделов ГУВД Пермской и Свердловской областей, Управления по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики Следственного комитета при МВД России установлено, что ни один из опрошенных (всего 98 человек) никогда не применял положения ч. 4 ст. 96 УПК РФ о сохранении в тайне факта задержания подозреваемого, хотя с момента начала действия этой правовой нормы прошло уже более трех лет. При этом все опрошенные подтвердили важность и необходимость реального действия указанной нормы.

Можно констатировать, что положения ч. 4 ст. 96 УПК РФ являются “мертвой” нормой права, так как не применяются на практике.

Причиной неприменения данного положения УПК участники опроса назвали невозможность сохранить в тайне факт задержания подозреваемого из-за участия в деле защитника, допускаемого к задержанному с момента его задержания.

Поэтому действия по сохранению в тайне факта задержания (вынесение постановления и получение согласия прокурора) становятся бесполезными и бессмысленными, так как факт задержания от защитника, приглашенного по выбору подозреваемого, все равно невозможно скрыть.

Действительно, в соответствии с ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК РФ защитник участвует в деле с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях, предусмотренных ст. 91 и 92 УПК РФ. Согласно ч. 1 ст.

50 УПК РФ защитник приглашается подозреваемым, а также другими лицами по его поручению или с его согласия.

Решение лица, осуществляющего предварительное расследование, сохранить в тайне факт задержания подозреваемого, не лишает задержанного права самому пригласить защитника по своему выбору. Часть 4 ст.

96 УПК РФ не содержит никаких ограничений права задержанного на приглашение защитника по своему выбору. Поэтому нельзя согласиться с Д. Штейнбергом, утверждающим, что “сохранение в тайне факта задержания подозреваемого лишает его возможности выбирать защитника и тем самым существенно ущемляет его право на защиту” .

Штейнберг Д. Сохранение в тайне факта задержания подозреваемого нарушает его право на защиту // Российская юстиция. 2002. N 7. С. 45.

Как уже отмечалось выше, сохранять в тайне факт задержания подозреваемого необходимо, как правило, в случае совершения преступления в составе организованной группы.

Однако именно члены организованных преступных групп, характеризуемых высокой степенью устойчивости, сплоченности, тщательной подготовкой к совершению преступлений, имеют постоянных адвокатов, которые регулярно помогают и консультируют участников группы.

Опыт работы автора в должности старшего следователя отдела по расследованию бандитизма и организованных преступных сообществ ГУВД Пермской области показывает, что участники организованных преступных групп заранее готовятся к действиям в случае своего задержания, разрабатывают схемы оповещения об этом своих соучастников, инструктируют родственников, заранее оплачивают постоянных адвокатов. При этом информацию о задержании подозреваемого в соответствии с ч. 1 ст. 96 УПК РФ его родственники первоначально получают не от следователя, а от защитника, приглашенного по желанию задержанного. В данном случае речь не идет о недобросовестности защитника, умышленно оповещающего заинтересованных лиц и соучастников задержанного о его задержании, хотя такие случаи тоже встречаются.

Предложение, высказанное некоторыми авторами в юридической литературе, предупреждать адвоката о недопустимости разглашения факта задержания его подзащитного и отбирать у него подписку об этом в соответствии с ч. 2 ст. 161 УПК РФ также не решает проблемы .

Во-первых, предупредить адвоката о его обязанности сохранять в тайне факт задержания возможно лишь только после получения на это согласия прокурора. А защитник допускается к участию в деле с момента фактического задержания.

Поэтому в период между задержанием подозреваемого и получением согласия прокурора на сохранение в тайне факта задержания защитник может свободно сообщить об этом любому лицу, особенно по просьбе задержанного.

Во-вторых, сохранить в тайне факт вызова защитника к задержанному подозреваемому невозможно. Особенно того защитника, которого желает пригласить задержанный.

Мельников В.Ю. Процессуальное оформление задержания заподозренного лица и его допрос // Российский следователь. 2003. N 9.

Единственным способом разрешения проблемы сохранения в тайне факта задержания подозреваемого является установление в законе кратковременного ограничения на общение задержанного с защитником.

На первый взгляд этому препятствует ч. 2 ст.

48 Конституции Российской Федерации (далее – Конституция), провозглашающая, что каждый задержанный имеет право пользоваться помощью защитника с момента задержания.

Однако указанные нормы Конституции и УПК не согласовываются с общепринятыми принципами и нормами международного права, в которых установлена возможность кратковременного ограничения общения задержанного с защитником в целях сохранения в тайне факта задержания.

Так, принципом 16 “Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме” (принят Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г.

N 43/173) установлено: “Несмотря на исключения, содержащиеся в пункте 4 принципа 16 и пункте 3 принципа 18, задержанному или находящемуся в заключении лицу может быть отказано в связи с внешним миром, и в частности с его семьей или адвокатом, в течение периода, не превышающего нескольких дней”.

Частью 4 принципа 16 провозглашено: “Любое уведомление, упомянутое в настоящем принципе (уведомление о задержании), должно отправляться или разрешаться компетентным органом без промедления. Компетентный орган может, однако, отсрочить уведомление на разумный период, если того требуют исключительные обстоятельства расследования” .

В п. 7 “Основных положений о роли адвокатов” (приняты VIII Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке) зафиксировано, что адвокат должен быть допущен к задержанному не позднее 48 часов, то есть не с момента задержания.

Права человека: Сборник международных договоров. Универсальные договоры: Нью-Йорк и Женева: ООН, 1994. Т. 1. Ч. 1. С. 300 – 312.
Советская юстиция. 1991. N 20.

В ч. 4 ст. 15 Конституции и ч. 3 ст. 1 УПК закреплено правило, согласно которому: “Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора”.

В соответствии с Постановлением Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г.

“О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации” общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации непосредственно действуют в пределах юрисдикции нашего государства, являются нормами прямого действия и составной частью национального законодательства.

Для возможных способов разрешения возникшей коллизии российских и международных норм представляет интерес правовое регулирование в сфере сохранения в тайне факта задержания подозреваемых в уголовно-процессуальном законодательстве демократических стран Европы, систему законодательства которых трудно заподозрить в тоталитаризме, стремлении ограничить и ущемить естественные права и свободы человека и установить режим полицейского государства.

Статья 63 Уголовно-процессуального кодекса Франции (в редакции Закона от 24 августа 1993 г.

) – страны, являющейся родиной теории неотъемлемости естественных прав и свобод человека, – предусматривает возможность участия защитника лишь по истечении 20 часов после начала задержания, при этом срок свидания ограничен 30 минутами . В феврале 2004 г.

Национальное собрание Франции подавляющим большинством одобрило подготовленный Министерством юстиции “Закон Пербена”, названный так по имени министра юстиции Доминика Пербена.

Одно из положений нового Закона предусматривает увеличение срока задержания предполагаемых опасных преступников с предусмотренных действующим законодательством Франции двух суток до четырех. Адвоката допускают к задержанному только спустя двое суток после задержания . (В полном соответствии с международными нормами в области защиты прав человека.)

Советская юстиция. 1991. N 20. Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М.: СПАРК, 1995. С. 122; Фоков А. Основные проблемы защиты личности в уголовном процессе зарубежных стран // Право и Жизнь. 1999. N 24.

Много полиции, мало правосудия // Российская газета. 2004. 18 февр.

Уголовно-процессуальный кодекс Испании (LEC) предусматривает, что задержанному может быть присвоен статус “incommunicado” (отрезанный от внешнего мира) на время задержания (на три или пять дней). А те, кто подозревается в совершении преступления в составе группы (трое и больше), могут быть признаны “incommunicado” на дополнительные пять дней.

Задержанные со статусом “incommunicado” ограничены в правах в отличие от всех других задержанных, и в том числе не имеют права уведомить родственников или третье лицо по их выбору об аресте и месте задержания и не вправе выбрать своего собственного адвоката – их защиту должен осуществлять поверенный в делах (legal aid attorney), назначаемый государством .

Испанская система борьбы с терроризмом // Моя Испания. Исследовательский центр “Agentura.Ru”: http://www.espana-forum.com/about431.html

Для разрешения существующей проблемы следует привести нормы УПК в соответствие с положениями общепринятых принципов и норм международного права.

Для этого закрепить в российском уголовно-процессуальном законодательстве нормы, позволяющие дознавателю и следователю, в случае принятия решения о сохранении в тайне задержания подозреваемого, приглашать к нему защитника не по выбору подозреваемого, а в соответствии с ч. 2 ст.

50 УПК РФ по назначению, так как только участие такого защитника, который финансово и материально никак не связан с задержанным, не зависит от него, назначен адвокатской палатой, оплачивается из средств федерального бюджета согласно ст. 131 УПК РФ, позволит действительно сохранить в тайне факт задержания.

Срок такого ограничения не должен превышать срок задержания подозреваемого, и при прекращении оснований для сохранения в тайне факта задержания уведомление о задержании лица должно производиться незамедлительно.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/18853-sokhranenie-tajne-fakta-zaderzhaniya-problemy-pravoprimeneniya-puti

Задержание – порядок и процессуальные последствия

Постановление о неразглашении факта задержания подозреваемого выносится

Список статей по уголовному процессу на Яндекс. Дзен

Задержание – порядок и процессуальные последствия

Задержание по 91 УПК – это важная отметка в уголовном деле, встречающаяся во многих его местах.

К слову, в справке к обвинительному заключению будет фигурировать фраза – «задержан в порядке 91 УПК». Это же будет фигурировать и в материалах при избрании меры пресечения.

Да и задержанного это обстоятельство характеризует – одно дело, что он сам явился, другое дело, что его «привели под белы руки».

Когда человека можно задержать в уголовно-процессуальном порядке

Итак, задержать первого встречного просто так нельзя.

Разберем по полочкам статью 91 УПК: основания задержания.

Во-первых, задержание в рамках УПК возможно не за любое подозрение, а только за подозрение в том преступлении, за которое можно «сесть» (т.е. предусмотрено лишение свободы как вид наказания).

Про «посадочные статьи» смотрим здесь

Иначе говоря, если бабушки, торгующие цветами на улице, начали вдруг в друг друга плеваться и ругаться – задерживать их за это в порядке 91 УПК нельзя, слишком несерьезно.

Задержать человека можно если:

1. – он застигнут при совершении преступления или сразу после (как в вышеприведенном примере с убийством);

2. – когда на него прямо укажут потерпевшие или очевидцы, как на лицо, совершившее преступление;

3. – когда на нем, при нем (в одежде) или в его жилище будут обнаружены очевидные следы преступления.

4. – и еще, (ч.

2 91 УПК) если – человек пытается скрыться, либо он БОМЖ (нет регистрации по месту жительства), либо не установлена его личность (нет документов и проверка по информационным базам ничего не дает), либо следователь уже собирается заключить его под стражу в судебном порядке (т.е. избрать меру пресечения – заключение под стражу, 108 УПК). Однако, нельзя, например, задержать БОМЖа просто так без причины в порядке 91 УПК – нужно его сначала «заподозревать» в серьезном преступлении (ч.1 91 УПК).

Учитывая ч.2 91 УПК стоит упомянуть, что задержание может произойти и в ситуации, когда беду вроде бы особо ничего не предвещает, но вдруг…

Пример: свидетель вызван на допрос к следователю. Там он допрашивается, сразу же после этого следователь достает из-под стола постановление о привлечении его (бывшего свидетеля) в качестве обвиняемого. А это уже основание для задержания, поскольку есть обвиняемый и можно запускать процедуру заключения его под стражу, которая с задержания и начинается (ч.2 91 УПК).

Коррекция показаний свидетеля – маленькие хитрости допроса

Процессуальные последствия задержания

Как обычно, сначала «картинка» – потом пояснения:

Итак, человека задержали и «попросили проследовать куда надо». Срок задержания начинает отсчитываться с момента доставления в орган дознания или к следователю (с момента фактического задержания).

После доставления есть три часа, в течении которых должен быть составлен протокол задержания с разъяснением всех прав (ч.1 92 УПК). В эти же три часа задержанному дается право на телефонный звонок (ч.1 96 УПК).

Звонок происходит в присутствии сотрудников, чтобы исключить возможность сообщить товарищам «меня взяли, дело шьют, заметайте следы».

Если задержанный никому звонить не хочет, следователь должен сам позвонить хоть каким-то известным родственникам (и сделать об этом отметку в протоколе).

Далее – в течении 12 часов о задержании уведомляется прокурор (ч.3 92 УПК), а при задержании спецсубъектов уведомляются и другие лица (ч.1 96 УПК) – например, посольство (если задержан иностранец), командование воинской части (если задержан военнослужащий) и пр.

В течении 24 часов обязательно проводится допрос подозреваемого (ч.4 46 УПК). Кстати, лицо, задержанное в порядке 91 УПК, автоматически становится подозреваемым (п.2 ч.1 46 УПК).

И последний срок – 48 часов. До истечения этого срока задержанного нужно успеть арестовать в судебном порядке, т.е. избрать ему меру пресечения (108 УПК). Для таких случаев в районных судах всегда есть дежурный судья, который и нужен для того, чтобы уложиться в срок.

Судья же принимает решение – либо заключить человека под стражу на гораздо больший срок (109 УПК), либо отпустить его (да, такое случается). Либо может продлить задержание до 72 часов, если ему нужно от следствия дополнительное обоснование оснований ареста.

А если каким-то образом следователь срок 48 часов «прошляпил» и в суд не успел – то задержанного нужно отпускать.

Примечание: на практике бывает так, что из-за загруженности судьи дело по аресту не сразу рассматривается. Адвокат и следователь ждут в коридоре суда своей очереди, а срок идет. И тогда срок 48 часов просто по времени может «слететь» из-за организационных проволочек (следователь материалы поздно привез в суд, судья занят и пр.

) Однако, радоваться рано, конечно задержанного прямо из суда по этой причине никто не отпустит (хотя строго по закону-то должны – ч.2 94 УПК). Но слишком много неприятностей это повлечет и для следователя, и для судьи.

Опасность «слета срока» всего лишь ускоряет процесс рассмотрения дела – судья ведь начинает тоже нервничать, особенно если адвокат будет «качать права».

Подборка материалов по избранию меры пресечения

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c2f4c1fa2966000aa0dc98e/zaderjanie--poriadok-i-processualnye-posledstviia-5e4a443235e95e4cbef0248a

Сохранение в тайне факта задержания подозреваемого – способ обеспечения неразглашения данных предварительного расследования

Постановление о неразглашении факта задержания подозреваемого выносится

СОХРАНЕНИЕ В ТАЙНЕ ФАКТА ЗАДЕРЖАНИЯ ПОДОЗРЕВАЕМОГО — СПОСОБ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НЕРАЗГЛАШЕНИЯ ДАННЫХ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Е.В. БЛИНОВА,

преподаватель кафедры предварительного расследования Московского университета МВД России, майор милиции Научная специальность: 12.00.09 — уголовный процесс, криминалистика;

оперативно -розыскная деятельность E-mail: lenoleg@yandex.ru Рецензент: кандидат юридических наук Д.А. Иванов

Аннотация. Уголовно-процессуальный закон предусматривает обязательное уведомление кого-либо из близких или других родственников лица, задержанного по подозрению в совершении преступления. Однако в интересах предварительного расследования факт задержания может быть сохранен в тайне.

Ключевые слова: уголовно-процессуальный закон, задержание подозреваемого, уведомление о задержании, сохранение в тайне факта задержания, прокурор, разглашение данных предварительного расследования.

PRESERVATION AS FIDUCIARY THE FACT OF DETENTION OF THE SUSPECT — A WAY OF MAINTENANCE OF NONE DISC CLOSURE OF THE DATA OF PRELIMINARY INVESTIGATION

E. V. BLINOVA,

tutor Preliminary investigation the Moscow university of the Ministry of Internal Affairs of Russia, the major of militia

Annotation. This article is devoted to the most debatable institute of the Russian criminal legal proceedings — to detention of the suspect.

The operating criminally-remedial law provides the obligatory notice someone from close or other relatives of the person detained on suspicion in commission of crime.

However, in interests of preliminary investigation the detention fact can be kept as fiduciary.

Keywords: preservation as fiduciary the fact of detention of the suspect, intendance of none disc closure of the data of preliminary investigation, public prosecutor.

Возможность сохранения в тайне факта задержания подозреваемого является новеллой для уголовно-процессуального закона.

УПК РСФСР предусматривал лишь письменное сообщение прокурору о произведенном задержании в течение 24 ч после вынесения соответствующего постановления. Сейчас ст.

96 УПК обязывает лицо, производящее расследование, не позднее 12 ч с момента задержания подозреваемого уведомить об этом кого-либо из близких или других родственников последнего. Однако уже в ч. 4 этой же статьи зако-

нодатель делает оговорку, указывающую на то, что при необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с санкции прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним.

Статья 14 Федерального закона «О полиции» предусматривает, что задержанное лицо в кратчайший срок, но не позднее 3 ч с момента задержания, если иное не установлено уголовно-процессуальным законом, имеет

право на один телефонный разговор в целях уведомления близких родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения. Такое уведомление по просьбе задержанного лица может сделать сотрудник полиции (ч.

7). В ч. 8, указывающей, что о каждом случае задержания несовершеннолетнего полиция незамедлительно уведомляет его родителей или иных законных представителей, ссылка на уголовно-процессуальный закон отсутствует.

Какой цели служат эти нормы и достигается ли такая цель при ее применении? Особое значение сокрытие в тайне факта задержания подозреваемого приобретает при расследовании преступлений, совершенных в группе по предварительному сговору или членами организованной преступной группы, а также при раскрытии таких преступлений по горячим следам.

Сохранение в тайне факта задержания подозреваемого является одним из способов обеспечения неразглашения данных предварительного расследования, обладающим кратковременным периодом действия.

Обращаясь к прокурору за санкцией на сохранение в тайне факта задержания подозреваемого, следователь или дознаватель пытается таким образом обеспечить безопасность данных предварительного расследования.

Такая мера способствует обеспечению результативности обыска в жилище подозреваемого, особенно если таковой планируется проводить в случаях, не терпящих отлагательств, возможности задержания соучастников преступления, находящихся в неведении по поводу произошедшего.

Предполагается, что близкие родственники или за неимением таковых другие родственники, получив информацию о задержании, могут предупредить заинтересованных лиц, попытаться избавиться от предметов, имеющих отношение к преступной деятельности. Предупредить первый из этих способов противодействия следствию можно было бы, вызвав родственников задержанного в следственный отдел, где и сообщить им о задержании, одновременно получив подписку о неразглашении данных предварительного расследования.

Разглашение данных предварительного следствия, по мнению Ю.П. Гармаева, относится к категории латентных преступлений. Будучи сложно распознаваемым на практике, это деяние в то же время носит не просто распространенный, а широкомасштабный характер, причиняет существенный вред интересам правосудия и другим охраняемым законом

общественным отношениям, благам и интересам1. Нельзя исключить, что желание помочь родственнику, задержанному полицией, может толкнуть человека на противоправное деяние.

Предупредить о неразглашении данных предварительного расследования, выполняя требования ч. 1 ст.

96 УПК по телефону (как это обычно и происходит на практике), вообще нельзя, так как иметь юридического значения устное предупреждение не будет.

По одному из изученных уголовных дел, возбужденному по факту разбойного нападения на граждан группы лиц с применением используемых в качестве оружия ножей, был задержан один из подозреваемых — 17-летний С.

, следователь незамедлительно сообщил родителям несовершеннолетнего о задержании. В результате в ходе обыска в квартире С.

оперуполномоченные не смогли обнаружить не то что орудие преступления, но даже острые столовые приборы.

Возможно, законодателю целесообразно было бы поставить применение исключения из ч. 4 ст. 96 УПК в зависимость не только от возраста подозреваемого, но и от тяжести совершенного деяния.

Конституция РФ устанавливает, что подозреваемый имеет право на защитника с момента фактического задержания, т.е. практически с момента задержания на месте происшествия.

Опустим случаи приглашения защитника по назначению следователя и отметим случаи противоположные: вышеозначенные преступники, имеющие непосредственное отношение к организованным преступным сообществам, действующие в составе группы по сговору, как правило, имеют контакты адвокатов, к которым могут обратиться за юридической помощью в любое время суток.

Факт задержания становится известным последнему, а сокрытие этого факта от родственников соответственно теряет актуальность. Выходом из этой ситуации могло бы служить опять же получение от защитника подписки о неразглашении данных предварительного расследования.

Следует согласиться с Н.В. Попковым, полагающим, что способом разрешения проблемы сохранения в тайне факта задержания подозреваемого является установление в законе кратковременного ограничения на общение задержанного с защитником2. Подобная

1 Гармаев Ю.П. Преступное разглашение данных предварительного расследования со стороны адвокатов // Уголовный процесс. 2005. N° 4.

2 Попков Н.В. Сохранение в тайне факта задержания: проблемы правоприменения и пути их решения // Рос. следователь. 2006. № 6.

возможность не противоречит нормам международного права и, следовательно, может стать предметом отечественного нормотворчества, основой для которого мог бы послужить принцип 16 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, принятого Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г. Этой нормой предусмотрено, что задержанному лицу может быть отказано в связи с внешним миром, в частности с его семьей или адвокатом, в течение периода, не превышающего нескольких дней. Любое уведомление, упомянутое в принципе (уведомление о задержании), должно отправляться или разрешаться компетентным органом без промедления. Компетентный орган может, однако, отсрочить уведомление на разумный период, если того требуют исключительные обстоятельства расследования.

К исключительным обстоятельствам можно было бы отнести совершение лицом особо тяжкого преступления, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, особенно в тех случаях,

когда задержаны не все соучастники, значительное количество эпизодов преступной деятельности, принадлежность лица к организованной преступной группе.

Российский законодатель мог бы обратиться к опыту зарубежных стран, в которых имеют место аналогичные институты. Так УПК Испании предусматривает, что задержанному может быть присвоен статус «incommunicado» (отрезанный от внешнего мира) на время задержания.

А те, кто подозревается в совершении преступления в составе группы (трое и больше), могут быть признаны «incommunicado» на дополнительные пять дней.

Такие задержанные ограничены в правах в отличие от всех других задержанных, в том числе не имеют права уведомить родственников или третье лицо по их выбору об аресте и месте задержания и не вправе выбрать собственного адвоката — их защиту должен осуществлять поверенный в делах, назначаемый государством3.

3 Испанская система борьбы с терроризмом // Моя Испания. Исследовательский центр «Agentura.Ru». URL: http://www.espana-forum.com/about431 .html.

ПОРЯДОК СОВЕЩАНИЯ СУДЕЙ ПРИ РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В ПРЕЗИДИУМЕ СУДА НУЖДАЕТСЯ В БОЛЕЕ ДЕТАЛЬНОМ УРЕГУЛИРОВАНИИ

В.А. ДАВЫДОВ,

судья, член Президиума Верховного Суда РФ, заслуженный юрист РФ, кандидат юридических наук

Научная специальность: 12.00.11 — судебная власть, прокурорский надзор,

организация правоохранительной деятельности E-mail: V davidov@mail.ru

Аннотация. Специфика надзорного производства, производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, особенность вопросов, которые в этих случаях подлежат разрешению судьями, требуют самостоятельного регулирования порядка совещания судей.

Ключевые слова: уголовный процесс, УПК, надзорное производство, производство ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, порядок совещания судей.

THE ORDER OF MEETING OF JUDGES BY CRIMINAL CASE CONSIDERATION IN COURT PRESIDIUM REQUIRES MORE DETAILED SETTLEMENT

V.A. DAVIDOV,

the judge, member of Presidium of the Supreme Court of the Russian Federation, the deserved lawyer of the Russian

Federation, the candidate of jurisprudence

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/sohranenie-v-tayne-fakta-zaderzhaniya-podozrevaemogo-sposob-obespecheniya-nerazglasheniya-dannyh-predvaritelnogo-rassledovaniya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.