Запрет оффшоров

Изменения в законе об оффшорах в 2020 году

Запрет оффшоров

Борьба с оффшорными зонами стала насущной проблемой как российских чиновников, так и мирового экономического сообщества. Основная причина тому — утечка капиталов с внутреннего рынка в обход государственной казны.

В связи с этим был принят ряд нормативных актов, направленных на ограничение использования данных территорий российскими компаниями. Какие именно изменения принес закон об оффшорах в 2020 году, мы и попытаемся выяснить.

«Черные» списки

В качестве способа борьбы с оффшорными зонами многие страны выбирают составление так называемых черных списков территорий, операции на которых, возможно, и не запрещены, но точно попадают под особый контроль. Каждая страна имеет ряд собственных подобных перечней, составленных уполномоченными ведомствами. Не является исключением и Россия.

В 2019 году список, утвержденный Минфином, включает 108 государств и 18 территорий, которые обеспечивают льготные условия обложения налогами и не предоставляют сведения при проведении операций с финансами.

В него вошли: Сент-Китс и Невис, Вануату, Королевство Бахрейн, Гибралтар, Бермуды, Сянган (Гонконг), КНР, Бруней-Даруссалам, Союз Коморы, Лихтенштейн, Мальдивы, остров Лабуан (Малайзия), Ниуэ, ОАЭ, Доминика, Багамы, о.

Анжуан, Маврикий, Монтсеррат, Монако, Палау, острова Теркс и Кайкос, Либерия, Аомынь (Макао), Нидерландские Антилы, Науру, острова Кука, острова Кайман, Гренада, Сан-Марино, Самоа, Сент-Люсия, остров Мэн, Сейшелы, Нормандские острова, Белиз, Сент-Винсент и

Гренадины,Антигуа и Барбуда, Ангилья, Маршалловы острова, Панама, Андорра.

В 2013 году из этого списка была исключена республика Кипр, в 2015 – Республика Мальта, в 2018
— Британские Виргинские острова.

Следует отметить, что данный список имеет значение, когда речь идет о возможности применения ставки по налогам, равной 0%. Таким образом, получить нулевой процент налогообложения могут компании, которые соответствуют следующим требованиям:

  • российская компания, которая намерена получить дивиденды, владеет половиной акций компании, которая их выплачивает, на протяжении не менее 1 года;
  • иностранная компания, которая является плательщиком дивидендов, расположена в стране, не вошедшей в данный список.

Если же данные требования не соблюдены, тогда оффшорное законодательство устанавливает налог на прибыль в размере 9%.

С 1 апреля 2019 года список, утвержденный ФНС, включает в себя 111 государств и 22 территории, которые обеспечивают льготные условия обложения налогами и не предоставляют сведения при проведении операций с финансами. В сравнении с прежней редакцией из этого списка исключены Великобритания, Швейцария, Австрия, Израиль, Мальта, Абхазия и Южная Осетия.

Борьба с оффшорами

Борьба с оффшорами началась еще в 2008 году в период мирового финансового кризиса.

В 2009 году Организация по экономическому сотрудничеству и развитию обнародовала так называемые черный, белый и серый списки оффшорных зон.

При этом следует отметить, что страны-участницы G20 выразили свое намерение применить самые жесткие санкции против тех, кто оказался в черном и сером списке, вплоть до запрета вложения финансов в эти зоны.

Результатом стало полное исчезновение черного списка и сокращение серого всего до двух позиций – Ниуэ, Науру.

Российская сторона, в свою очередь, не остается в стороне от данного процесса. В марте текущего года она ратифицировала Конвенцию относительно взаимной административной помощи по вопросам налогов. На сегодняшний день участниками этой Конвенции являются 70 стран.

В понятие помощи участники соглашения вкладывают следующее:

  • обмен информацией;
  • проведение одновременных проверок по налогам;
  • содействие во взимании налогов;
  • помощь в вопросе вручения документов плательщикам налогов.

Конвенция также предусматривает обмен налоговой информацией. К данному пункту Россия присоединилась с 2018 года. Начиная с 1 января указанного периода, налажен автоматический обмен информацией между странами.

Согласно шестой статье данного документа, страны-участницы не имеют право отказывать в предоставлении сведений лишь в том случае, если они представляют собой тайну банковского или профессионального порядка.

Таким образом, закон об оффшорах предусматривает, что российскому Минюсту больше нет необходимости обращаться с запросом в аналогичное иностранное министерство и ждать, пока суд решит удовлетворить или не удовлетворить ходатайство.

Во второй половине 2014 года произошло знаменательное событие для российского законодательства. Был принят закон о «контролируемых иностранных компаниях», иначе говоря, антиоффшорный закон. В ноябре документ был одобрен Советом Федерации и вступил в силу с 1 января 2015 года.

Если говорить коротко, то, согласно этому закону, использование оффшоров в России стало бессмысленным в связи с тем, что теперь появилась необходимость задекларировать всю цепочку проведенной операции.

Как известно, основная причина использования оффшоров – это даже не столько льготное налогообложение, сколько возможность сокрытия бенефициарных владельцев, утаить которых теперь закон об оффшорных зонах не позволяет.

Таким образом, начиная с 1 января 2015 года, лица, которые являются владельцами зарубежных компаний или принимают в них долевое участие, должны незамедлительно сообщить об этом в налоговую службу. При этом данное предписание касается не только тех компаний, которые расположены в оффшорных зонах, а и резидентов любых других территорий.

Отдельно следует отметить само понятие «контролируемая иностранная компания» — КИК. Под данным понятием подразумевается организация, которая не является налогоплательщиком в российский бюджет, но контролируется им. Контролировать данную компанию будет физическое или юридическое лицо, которое владеет определенной частью пакета акций этой компании. С

2016 года это 25%.

Ранее российские компании, владеющие указанным уставным капиталом в иностранном бизнесе,
должны были предоставлять отчет о прибыли, которая превысила 50 миллионов рублей.

С 2016 года данный показатель снизился до 30 миллионов, а к 2017 — и вовсе к 10 миллионам.

В случае несоблюдения данного предписания антиоффшорный закон предусматривает наказание. Минимальный штраф — 100 тысяч рублей. А в качестве максимальной меры пресечения незаконных действий избрано тюремное заключение сроком на 6 лет.

Дополнительно отмечается, что налоговым резидентом в РФ считается лицо, которое пребывает на территории страны более 183 дней из 12 месяцев налогового периода. Соответственно, данный закон не распространяется на тех российских граждан, которые проживают за рубежом. Более подробно о том, как работает оффшорный бизнес в России, можно почитать тут.

Таким образом, на сегодняшний день единственный законный способ владения оффшором без заявления о владельце – иммиграция. Но здесь возникает другой вопрос.

Став гражданином любой развитой страны, к примеру, США или Великобритании, данному гражданину придется задекларировать в полном объеме весь доход, который он получает по всему миру.

Здесь же следует отметить, что оформление второго гражданства без отказа от российского никак не влияет на обязательства гражданина перед российским налоговым законодательством.

Единственным способом сохранить конфиденциальность сведений является выезд в страну, где совершенно отсутствует подоходный налог.

В данный момент к ним относятся Монако и ОАЭ, вопрос только в том, что ни один бизнесмен не может и не хочет проживать постоянно в этих странах.

Отсюда можно сделать вывод: в ближайшие годы оффшорные схемы ожидает еще большее падение, что только на руку отечественной экономике.

Что такое оффшоры и как с ними работать:

Источник: https://schetavbanke.com/offshor/obshhie-svedeniya/zakon-ob-offshorah.html

Находятся ли сделки с оффшорами под запретом?

Запрет оффшоров

Доминирующий фактором в экономической и политической повестке дня остается налогообложение и перераспределение богатства. Успешные люди активно используют сделки с офшорными компаниями в развитии собственного бизнеса, учреждают новые предприятия в безналоговых юрисдикциях с целью защиты активов и повышения конфиденциальности.

Оффшор достаточно привлекателен с точки зрения более легкого запуска бизнеса и минимизации расходов на этапе регистрации, в большинстве случаев не требует обязательной подачи финансовой отчетности и проведения аудита.

Это наиболее эффективное средство снижения фискальной нагрузки с возможностью повысить анонимность, тем самым защититься от конкурентов, банкротства государства или экономического спада. 

Создавая оффшорную компанию или траст, вы, как физическое лицо, не имеете каких-либо ограничений. В юридическом смысле каждый бизнесмен, независимо от национальности, гражданства, налоговой резиденции и прочих факторов, имеет право зарегистрировать компанию в международном финансовом центре без налогообложения иностранных предприятий. 

Проконсультируйтесь с нашими экспертами, чтобы вести исключительно законный бизнес, получить возможность пользоваться налоговыми и другими преференциями без повышенного внимания со стороны национальных регулирующих органов.

Сделки с офшорными компаниями: запрещены или нет? 

Каждая страна располагает собственной политикой и требованиями в отношении иностранных компаний, поэтому только профессиональная помощь позволит вам оставаться в рамках закона, каким бы суровым он ни казался.

Следует различать понятие «уклонение от налогов» от определения «оптимизация налогов». Если сделки с оффшором совершаются с целью полного ухода от налогов, разумеется, это незаконно.

Сегодня многие национальные и регулирующие органы тщательно проверяют взаимодействие с оффшорными компаниями, поэтому уйти от налогов просто невозможно. 

Если же ваш путь – оптимизация налогообложения, в том числе через законные сделки с офшорными компаниями, это законно. Вы, как иностранный бизнесмен или инвестор, имеет полное конституционное право использовать оффшор или несколько таких предприятий в своей бизнес-структуре.

Внимание! Компания в безналоговой юрисдикции должна выполнять все требования законодательства страны регистрации и страны, где генерируется основной доход.  

Отсюда и могут вытекать разнообразные запреты как со стороны государства, где компания открыта, так и со стороны вашей родной юрисдикции. Сделки могут быть запрещены в следующих случаях:

  1. Деятельность оффшора подлежит лицензированию, но лицензия не оформлена.
  2. Компания подверглась серьезному уголовному разбирательству.
  3. Нарушены юридические ограничения на передачу активов. 
  4. Не предоставлена информация о трансфертном ценообразовании в целях налогового контроля.  
  5. Во внутренней бухгалтерии самого оффшора не отражена информация по сделкам.

Поэтому крайне важно заручиться помощью эксперта по международному праву, который поможет вашему бизнесу исполнять все обязательства перед родным государством и оффшорной юрисдикцией, где зарегистрирована компания, вместе с этим – оптимизировать налоговые платежи. 

В тех случаях, когда оффшор используется исключительно для передачи имущества с целью защиты, скажем, от кредиторов, важно заранее заявить себя платежеспособным лицом.

В противном случае транзакции могут рассматриваться как мошенническая схема, а выбранная оффшорная юрисдикция не станет защищать такого инвестора.

Поэтому рекомендуем планировать защиту активов уже сегодня, например, с помощью траста или IBC в безналоговом государстве. 

Антиоффшорное законодательство и сделки с оффшорами 

Деятельность любой оффшорной компании должна оставаться максимально прозрачной.

Даже при отсутствии требований по подаче финансовой отчетности важно надлежащим образом вести бухгалтерию и иметь в наличии все необходимые документы.

Реальность такова, что регулирующие органы оффшорной юрисдикции могут выборочно запросить документацию вашей компании, а при отсутствии таковой наложить штраф. 

Важно понимать, что любые возможные ограничения при сделках с оффшорными компаниями не призваны запретить регистрацию таких организаций. Основная цель – повышенный контроль в рамках борьбы с финансированием терроризма и отмыванием нелегальных доходов, а также – размыванием налогооблагаемой базы.

При любом переводе средств в оффшорное государство следует учитывать возможные ограничения в соответствии с законами о валютном контроле. Например, в США и Великобритании финансовые учреждения автоматические сообщают о любой сумме транзакций свыше 10 тыс.

долларов и США и фунтов стерлингов соответственно. Причем государства не стараются запретить подобные переводы, основная цель – требования к отчетности, так как каждая страна зависит от международной торговли и не желает допускать повреждения своей экономики.

 

В ответе на вопрос, запрещены ли сделки с офшорными компаниями, учитывайте следующие важные аспекты:

  • в данный момент нет и никогда не будет закона, полностью запрещающего перевод капитала за пределы определенного государства;
  • средства, полученные законно, можно переводить на территорию оффшорной юрисдикции без повышенного внимания со стороны контролирующих органов;
  • сделки с классическими оффшорами из «черного списка» национальных регулирующих органов вашей страны, как правило, контролируются более строго (учтите постоянные изменения этих перечней – одни страны выходят, иные, наоборот, попадают в такой список);
  • ваши представители должны располагать возможностью защищать международные денежные переводы на небольшие суммы для оплаты услуг поставщиков, заработной платы сотрудникам и т.п.;
  • если вы относитесь к гражданам страны, где мировой доход не облагается налогом (т.е. полученный за пределами этого государства), оффшорная компания может стать самым выгодным вариантом;
  • оффшорные законы о конфиденциальности очень строгие, что позволяет многим бизнесменам и обеспеченным людям максимально защитить активы;
  • большинство стран считает налогоплательщиком компанию, управление и контроль над которой осуществляется на территории этого государства. 

Сделки с оффшорными компаниями не могут быть запрещены, если бизнес располагает необходимой документацией, регулярно подает финансовую отчетность и налоговые декларации, ведет полноценную бухгалтерию и проводит аудит. При наличии подтверждающих документов вы сможете выстроить максимально эффективную, легальную структуру, позволяющую экономить на налогах, пользоваться преимуществами высокой анонимности и защитить свои активы. 

Запрет или ограничения? 

Любой бизнес обязан ориентироваться на законодательство страны основного местонахождения и государства, где располагаются дочерние компании, представительства, филиалы, прочие подразделения.

К тому же, в разных юрисдикциях могут быть совершенно разными требования по контролируемым иностранным компаниям резидентов.

Разумеется, их необходимо выполнять в полной мере, в противном случае сделки с офшорными компаниями могут быть запрещены по решению суда, скажем, до окончания разбирательства.

Официального запрета на сегодня не существует, однако могут быть серьезные ограничения, негативно влияющие на развитие и эффективную работу вашего бизнеса. Рассмотрим на примере резидента РФ, владеющего оффшорной компанией:

  • сделки между взаимозависимости лицами подлежат более тщательному контролю и повышенному вниманию налоговых служб РФ (приказ Минфина от 13.11.2007 № 108н);
  • сделки с несвязанными (независимыми) оффшорами будут признаны контролируемыми при превышении суммы дохода 60 млн. российских рублей за 1 год (если совершались одним и тем же лицом);
  • при взаимозависимости иностранной организации с российским предприятием все сделки между ними признаются контролируемыми без привязки к сумме полученной прибыли (ст. 105.14 НК РФ);
  • сделки с оффшорными компаниями не запрещены, но контролируются, если стороны применяют разные ставки корпоративного налога;
  • неконтролируемыми будут сделки по предоставлению беспроцентных займов, поручительств (если предоставляющая организация не является банком), кредитов/депозитов сроком до 7 дней, если место жительства или налоговое резидентство конечных выгодоприобретателей определяется в РФ.  

Дополнительно существуют определенные банковские ограничения, а также препятствия, предусмотренные специальным законодательством. Поэтому для успешного роста и развития вашего бизнеса необходимо грамотное встраивание бизнес-структуры с учетом всех нюансов местного и иностранного законодательства. 

IBC до сих пор остается самым гибким и отлично зарекомендовавшим себя корпоративным инструментом, который подходит для широкого спектра торговых, инвестиционных, защитных действий и решений. 

Важно! Избежать повышенного внимания со стороны национальных контролирующих органов можно, выбрав для своей структуры юрисдикцию, не находящуюся в «черном списке» оффшоров вашего государства. 

Словом, чем больше прозрачности в работе, тем больше перспектив в эффективной работе бизнеса.

Добавим к этому, что IBC в оффшоре может иметь банковские счета в нескольких юрисдикциях, вести дела с трастовыми и бухгалтерскими компаниями, как на местном, так и на международном уровне.

Компаниям разрешено работать с юристами и экспертам по международному праву, проводить собрания и хранить бухгалтерию за пределами государства, но с обязательным уведомлением своего регистрационного агента об адресе хранения таких документов. 

Налогообложение сделок с оффшорными предприятиями  

В любом случае сделка с оффшорной компанией должна иметь экономическое обоснование. Нередки случаи, когда ваше предприятие само по себе не нуждается в таких действиях, но вынуждено их выполнять по условиям контрагентов. Если соглашение заключается между европейским предприятием и оффшором, бизнесмену или инвестору необходимо учитывать следующие нюансы:

  • при покупке товара по рыночной цене и наличии документов по трансфертному ценообразованию удержание налога можно не производить;
  • как правило, для определения стоимости применяется метод сравнимых неконтролируемых цен с последующим анализом норм прибыли;
  • если доставку товара оплачивает физическое лицо, налогообложение осуществляется на уровне НДФЛ либо исключается, если лицо доказывает, что сделка проведена не с целью уменьшения налогооблагаемого дохода;
  • соглашения с оффшорами по отчуждению ценных бумаг подлежат налогообложению согласно законам юрисдикции, где зарегистрирована европейская компания (за исключением покупки публичных ценных бумаг по рыночной стоимости);
  • дивиденды, роялти, проценты, полученные физическим лицом-резидентом ЕС от оффшора, облагаются подоходным налогом по ставке, предусмотренной в конкретном государстве. 

Вышеуказанные правила действуют при заключении соглашений и исполнении контрактов с предприятиями из оффшорных юрисдикций, не имеющих СИДН с государством Европы. В противном случае возможно существенное уменьшение эффективных налоговых ставок, и здесь потребуется экспертная юридическая помощь.

Еще раз обращаем внимание наших читателей, что сделки с офшорными компаниями не запрещены, равно как и перемещение капитала за пределы родного государства. Речь идет больше о повышенном контроле к определенным соглашениям, но не о полном запрете. Чтобы не столкнуться с возможными банковским ограничениями, мы рекомендуем иметь резервные счета для вашего бизнеса.

Оптимальным вариантом будет наличие нескольких счетов в разных банках под каждое направление деятельности вашей бизнес-структуры. В случае каких-либо блокировок и ограничений ваша компания сможет подключить дополнительный счет и продолжать бесперебойную работу до завершения разбирательства.

Также обращаем ваше внимание, что при необходимости раскрывать личные данные перед банковскими учреждениями и регистрационными агентами вы защищены законами о коммерческой тайне, которые в оффшорных юрисдикциях достаточно строги. Больше деталей вы можете узнать на консультации с нашими экспертами.

У нас также можно заказать подбор платежной системы, банка или цифрового банка, услуги регистрации компании в оффшоре, мидшоре или оншоре, работу аудиторов и услуги профессиональных директоров, индивидуальное налоговое планирование. 

Специальное антиоффшорное законодательство во многих странах направлено на более жесткий контроль соглашений и контрактов между резидентными компаниями и предприятиями-резидентами, находящимися на территории оффшорных юрисдикций. То есть, сделки не запрещены, но должны быть экономически обоснованы с помощью соответствующей документации. Запрет может возлагаться, если единственная цель такого соглашения – уклонение от уплаты налогов.

Полный перечень возможных ограничений напрямую связан с законодательством о КИК страны, резидентом которой является ваша компания.

К примеру, в РФ сделки между оффшором и российским предприятием признаются контролируемыми, если полученный доход превышает 60 млн. руб.

за 1 календарный год, или соглашение состоялось между взаимосвязанными лицами. Больше информации получите на консультации по конкретному кейсу.

Сделка может быть признана незаконной, если отсутствует надлежащая документация, оффшорная компания занимается лицензируемыми видами деятельности, но не имеет соответствующей лицензии, нарушены юридические ограничения на передачу активов. Сделки с оффшорами могут быть запрещены, если сама оффшорная компания не фиксирует их наличие во своей внутренней бухгалтерии.

Иностранные Компании Оффшорное Законодательство Оффшорные Компании

Источник: https://internationalwealth.info/offshore-legislation-acts/zapreshheny-li-sdelki-s-offshornymi-kompanijami/

Россия закрывает для бизнеса международные офшоры – МК

Запрет оффшоров

Тема возврата офшорных денег в страну стала особенно актуальной на фоне коронакризиса. О необходимости пересмотра ставок налога при выплате дивидендов и процентов в офшорные юрисдикции заявил президент Владимир Путин в обращении к населению 25 марта 2020 года.

По его указанию правительство предложило Кипру, Люксембургу, Нидерландам и Мальте изменить торговые соглашения по избежанию двойного налогообложения.

Во многом эта работа уже проделана, и в настоящее время переход на примерно такие же условия рассматривают Гонконг и Швейцария.

В первую очередь речь идет о налоге на дивиденды и проценты за предоставленные кредиты. По российскому законодательству ставка на подобные доходы не должна быть ниже 15–20%.

До последнего времени при регистрации финансового центра компании на зарубежных территориях, где действуют фискальные льготы, большинство контрагентов предоставляли россиянам возможность снижать аналогичные выплаты до 5%, а иногда даже до 0%.

Новые условия, предлагаемые российским Минфином, повышают эту ставку до 15%.

Международные офшорные «гавани» для российского бизнеса или уже захлопнулись, или вот-вот захлопнутся.

От Древней Эллады до наших дней

Между тем история офшоров практически столь же древняя, как и история самого бизнеса. Экономить на фискальных выплатах государству прижимистые торговцы начали еще за тысячу лет до нашей эры.

Одними из первых это стали делать финикийские купцы, которые после введения Древней Грецией повышенных налогов на пшеницу предпочли ввозить зерно через прибрежные острова, не подчиняющиеся законам Эллады.

Местная элита, в руках которой была сосредоточена власть, охотно шла на сделки с предпринимателями, поскольку сама испытывала недостаток во внутренних ресурсах для поддержки собственного процветания. Эти острова пользовались географической близостью к промышленно развитым державам и превратили иностранные инвестиции в главный источник пополнения казны.

Подобные методы практиковались и в дальнейшем: в Средневековье европейские поставщики перепродавали свои товары через Фландрию, торговые взимания которой, в сравнении с юрисдикцией Британии, казались практически грошовыми. Аналогичные схемы вплоть до середины XIX века использовали североамериканские торговцы, уходившие от налогового бремени Лондона через Латинскую Америку.

В России история распространения офшорного бизнеса отсчитывается с конца 1991 года, когда была отменена государственная монополия на внешнеэкономическую деятельность. Частные предприниматели получили возможность проводить экспортно-импортные сделки без специальной регистрации.

В итоге с 1994 по 2018 год сумма выведенных через офшоры из России капиталов, по подсчетам Bloomberg Economics, превысила $1 трлн.

А согласно оценкам Национального бюро экономических исследований США, объем неучтенных богатств, накопленных нашими соотечественниками, благодаря офшорным схемам достигал не менее 200% национального дохода страны.

Фактически большинство обеспеченных россиян в этот период времени одну половину своих денег хранило на внутренних депозитах, а другую предпочитало держать в офшорах. Пики бегства капиталов приходились на финансовые и политические кризисы: в 2008 году из нашей страны было выведено около $135 млрд, а в 2014-м, после введения международных санкций, их сумма достигла отметки в $155 млрд.

Перед финансовыми властями страны в полный рост встал вопрос: как удержать полученные бизнесом деньги внутри страны, чтобы они работали на благо национальной экономики, а не висели мертвым грузом на зарубежных счетах отечественных предпринимателей, многие из которых либо уже свернули, либо готовы были свернуть свои дела в России. Ответ был таков: открыть собственные офшорные зоны на территории России.

Крушение налоговой «гавани»

Использовать возможности зон льготного налогообложения с переменным успехом наша страна пыталась еще с середины 1990-х годов.

Изначально попытки были основаны на специальных соглашениях с деловыми кругами: в обмен на сокращение налоговых выплат в бюджеты российских регионов с 24% до 18% бизнесмены давали слово активно инвестировать в местную экономику.

Самую большую известность в качестве налоговых раев получили тогда Чукотка, через которую практиковал свое делопроизводство экс-владелец «Сибнефти» Роман Абрамович, а также Калмыкия и Мордовия, льготными фискальными системами которой пользовался ЮКОС Михаила Ходорковского.

Кстати, именно использование последних двух регионов для схем экономии на фискальных выплатах впоследствии было оспорено государством, что привело к уходу с рынка некогда самой крупной частной нефтяной компании России.

Искоренить недостатки системы чиновники попытались путем внедрения закона «Об особых экономических зонах», утвержденного в 2005 году.

Согласно этому документу механизм внутренних офшоров претерпел радикальные изменения — большинство ранее существовавших территорий льготного налогообложения были упразднены, а управление оставшимися «гаванями» передали Федеральному агентству по управлению особыми экономическими зонами (ОЭЗ), которое просуществовало до 2009 года, а потом было упразднено в связи с передачей его полномочий Минэкономразвития.

Очевидно, что внутренние офшоры не смогли предоставить отечественным бизнесменам тех возможностей, которые давали зарубежные налоговые раи.

В сентябре 2016 года правительство прекратило деятельность восьми особых российских экономических зон в связи с их «неэффективным функционированием».

«В течение трех лет с даты создания ОЭЗ не заключено ни одного соглашения о ведении деятельности и резидентами которых в течение трех лет подряд не ведется соответствующая деятельность», — говорится в постановлении кабинета министров.

Капитал спасается бегством

В последние годы международным налоговым «гаваням» приходится не сладко. Финансовый мир буквально объявил им войну.

На фоне часто повторяющихся кризисов и повсеместного падения доходов не только развивающиеся экономики, типа российской, но и вполне развитые стремятся вернуть выведенные в офшоры капиталы назад, под свою юрисдикцию.

Масштабный план борьбы с размыванием налоговой базы и выводом доходов в 2012 году одобрили участники G20. В свою очередь, африканские государства намерены ужесточить налоговые соглашения с островом Маврикий, который сохраняет статус главного налогового курорта для Черного континента.

Тут надо оговориться, что, в принципе, уплата налогов по офшорным схемам в финансовом мире не считается мошенничеством. Посудите сами: предприятие работает в одной стране, а его основные акционеры являются иностранцами.

Теоретически владельцам производства приходится уплачивать налоги, в частности НДФЛ, как внутри государства, где расположен их завод, так и на своей родине, где они непосредственно зарегистрированы.

Для исключения двойного налогообложения бизнесмены по сей день пользуются офшорными зонами — небольшими, чаще всего островными государствами, которые, как и во времена Древней Греции, не обладают собственными промышленными активами, зато способны предоставить комфортную налоговую юрисдикцию.

Кипр до последнего момента являлся излюбленной территорией для подобных сделок российского бизнеса. Только за последнее десятилетие посредством налоговой юрисдикции этого островного государства из России было выведено не менее $300 млрд, из которых в нашу страну вернулось в виде инвестиций всего $64 млрд.

Отсюда естественное желание России переподписать соглашение о двойном налогообложении с Кипром на новых, более выгодных для нашей страны условиях. Не сразу и не без проблем и разногласий, но в конце концов эти усилия российской стороны увенчались успехом.

И теперь Минфин РФ рассчитывает, что новое налоговое соглашение, подписанное в начале августа, будет приносить в казну по 150 млрд рублей ежегодно.

«Финансовый мир становится с каждым годом все более прозрачным и открытым. Банковские процедуры становятся все более требовательными. Это глобальный тренд, — отмечает управляющий директор по работе с состоятельными клиентами БКС Андрей Ревенко. — Возможностей что-то скрыть или утаить становится все меньше. На мой взгляд, это хорошо понимают крупные бизнесмены».

Как бы то ни было, российскому бизнесу, в том числе и крупному, приходится приспосабливаться к новым реалиям взаимодействия с международными налоговыми «гаванями».

Ведь после того, как Москва разорвала договор о двойном налогообложении с Кипром, она собирается обнулить аналогичные соглашения с Гонконгом и Швейцарией.

Мальта и Люксембург обещают согласовать отказ от ранее предоставляемых российским компаниям налоговых льгот до конца лета: если ранее все эти страны взимали с россиян, использующих местные территории для своей резиденции, всего 5% налогов (например, на выплату дивидендов), то теперь их будут взимать по полной ставке в 15%. Примерно такие же требования Москва предъявила Нидерландам, юрисдикция которых пока позволяет зарубежным компаниям экономить на национальных фискальных сборах.

Впрочем, впадать по этому поводу в эйфорию пока что явно неуместно. Статистика Центробанка безжалостно фиксирует тот факт, что бегство капиталов из страны, в том числе через офшорные зоны, нарастает.

В первом полугодии 2020-го он вырос почти на четверть по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — с $23 до $29 млрд.

Кстати, бегство капитала влияет не только на замедление и без того стагнирующей отечественной экономики из-за недостатка инвестиций, но и работает на ослабление рубля, от чего страдают уже обычные граждане.

Острова мечты

«Закрыв» Кипр и Мальту, российские финансовые власти пытаются преуспеть в разработке собственных офшорных территорий. В настоящее время основные специальные административные районы сформированы на островах Русский во Владивостоке и Октябрьский в Калининграде.

Во многом они идентичны своим зарубежным офшорным собратьям — производственной деятельности практически не ведут (на Октябрьском специально к чемпионату мира по футболу 2018 года построен стадион «Калининград», но футбольные матчи на нем из-за пандемии коронавируса не проводятся), а население не превышает 5 тыс. человек. Однако зарегистрировавшим здесь свой бизнес компаниям государство готово разрешить переводить прибыль за рубеж с минимальной налоговой ставкой в 5%. Соответствующие законопроекты чиновники намерены подготовить к сентябрю 2020 года и принять в первой половине 2021 года. Вступить в силу льготы должны с 2022 года.

Привлекут ли такие условия российских бизнесменов, привыкших вести дела через зарубежные «раи»? Эксперты в этом сомневаются.

«Наши бизнесмены не горят желанием оставлять свои деньги в России. Скорее всего, это связано с боязнью быть уличенными в сомнительных операциях, — считает преподаватель кафедры «Банковское дело» университета «Синергия» Антон Рогачевский. — Предприниматели, привыкшие уходить от налогов, продолжат это делать и в будущем, невзирая на изменения в законодательстве».

По его словам, большинство мировых экспортных компаний уже давно составили собственный перечень стран, где находятся специальные экономические зоны, которыми можно воспользоваться для экономии на фискальных взысканиях.

По всему миру, по данным Федеральной налоговой службы РФ, насчитывается не менее 40 территорий, где применяется режим специального налогообложения.

Самыми популярными офшорами у российского бизнеса остаются Каймановы острова, остров Мэн, Нормандские острова, княжество Монако.

«Несомненно, что после разрыва договоров с Кипром и угрозой аннулирования договоров с Гонконгом и Швейцарией русский бизнес будет искать новые возможности для снижения налоговых выплат и сохранения собственности. Другими словами, богатые россияне чаще будут менять налоговое резидентство.

Регулирующие органы России, скорее всего, отреагируют на это усилением надзора со стороны налоговых ведомств. Под раздачу могут попасть представители малого и среднего бизнеса, которым придется менять структуру капитала своих компаний.

Хуже всего то, что возможным рычагом давления может послужить введение государством санкций и отмена налоговых льгот для такого бизнеса», — предупреждает Рогачевский.

Но сути дела это не изменит. Рыба ищет, где глубже, человек — где лучше, а бизнесмен — где дешевле. Оптимизация налоговых выплат считается одним из главных инструментов по наполнению доходной части любой компании. И отечественных предпринимателей нельзя считать исключением.

«Рынок «серого» капитала, несмотря на усилия государства по сохранению финансов внутри страны, не исчезнет. Если не Кипр и не европейские страны, то такой тихой «гаванью» с благоприятным налоговым режимом будут Британские Виргинские острова.

Это принесет желаемый результат, ведь банановые республики являются идеальной площадкой для оптимизации доходов налоговых «уклонистов»», — отмечает замглавы ИАЦ «Альпари» Наталья Мильчакова.

Главное, полагают опрошенные «МК» эксперты, чтобы в борьбе с устоявшимися налоговыми «гаванями», Россия, озабоченная созданием собственных офшорных территорий, постепенно сама не превратилась в налоговый рай для иностранных иждивенцев.

стран по доле ВВП, “спрятанной” в офшорах (на начало 2020 года)

1. Объединенные Арабские Эмираты 75%

2. Саудовская Аравия 57%

3. Венесуэла 65%

4. Россия 46%

5-6. Аргентина 35%

5-6. Греция 35%

7. Тайвань 22%

8. Португалия 21%

9. Турция 19%

10. Бельгия 18%

Почему россияне пользуются офшорами

Защита накоплений 86,4%

Конфиденциальность бизнеса 73,6%

Оптимизация налогов 57,9%

Криминальное отмывание денег 46,4%

Сиюминутная спекуляция 27,9%

Удобство передачи наследства 7,9%

По данным независимых опросов (респонденты могли давать ответы по нескольким категориям).

Источник: https://www.mk.ru/economics/2020/08/26/rossiya-zakryvaet-dlya-biznesa-mezhdunarodnye-ofshory.html

Вирус закрывает офшоры: что теперь делать российским бизнесменам?

Запрет оффшоров

Владельцам зарубежных компаний не привыкать к ужесточению антиофшорного законодательства, пусть это и сказывается на эффективности принадлежащих им структур.

Этот процесс продолжается последние 5-7 лет, за которые в России успели появиться правила контролируемых иностранных компаний (КИК) и концепция фактического получателя дохода.

За рубежом все больше стран присоединяются к инициативам в рамках мер по предотвращению размывания налоговой базы и перевода прибыли (BEPS).

В ЕС в рамках антиуклонительных директив были введены правила КИК, «налог на выход», ограничения на вычет процентных расходов.

Также вводится обязательное раскрытие информации о трансграничных сделках с элементами налогового планирования.

В классических офшорах, включая популярные у российских бизнесменов БВО, Кайманы, Сейшелы, ОАЭ, введены обязательные требования о создании локального уровня экономического присутствия (так называемый сабстанс).

Однако пандемия и, по странному совпадению, продиктованные ей решения российских властей могут стать заключительным аккордом в использовании иностранных компаний с российскими корнями.  

Во-первых, закрытие границ ограничило возможности российских предпринимателей по управлению налоговым резидентством и снизили мобильность бизнеса с точки зрения поддержания достаточного уровня присутствия за рубежом.

Это ставит под сомнение перспективы использования иностранных компаний, которые могут быть признаны контролируемыми у новоявленных российских налоговых резидентов, и доход бизнесмена от их деятельности будет облагаться НДФЛ в РФ (13%).

Во-вторых, иностранная компания может быть признана российским налоговым резидентом, если в ходе налоговой проверки будет доказано ее управление из РФ (опять же вспоминаем «застрявших» бизнесменов) — и вся ее прибыль будет подлежать налогообложению в России. В последнее время ФНС все чаще пытается доказать, что фактически иностранная компания управляется из России — и не всегда безуспешно.   

В-третьих, инициатива президента РФ по введению 15%-го налога на дивиденды и проценты, выплачиваемые в страны-транзитеры российских денег в офшоры, рискует поставить крест на существовании зарубежных структур и свести к нулю их налоговую эффективность.

Первый удар по популярным у россиян юрисдикциям, таким как Кипр (несмотря на его сопротивление), Люксембург и Мальта уже нанесен.

Можно ожидать, что в ближайшем будущем Россия предложит пересмотреть ставки по соглашению об избежании двойного налогообложения (СИДН) и с другими странами, например, Нидерландами, Сингапуром и Швейцарией.  

Учитывая эти риски, актуальным становится вопрос: что делать с иностранными компаниями и какие им могут быть альтернативы? Ответов может быть несколько, но любая стратегия потребует адаптации к конкретным обстоятельствам и времени на внедрение, которого остается критически мало.    

Безусловно, это наиболее радикальная мера. При этом время безналоговой ликвидации в рамках амнистии капитала уже прошло, поэтому владельцам компаний необходимо взвешивать возможные налоговые последствия ликвидации, если при этом будут распределяться активы в пользу российских собственников.

При правильном структурировании ликвидация все еще может быть реализована с минимальными налоговыми последствиями или без них — например, за счет снижения рыночной стоимости активов на фоне неблагоприятной экономической конъюнктуры.

Также ликвидация может стать эффективным способом увеличения «налоговой» стоимости активов, передаваемых в пользу российской компании в рамках ликвидации. 

Его суть проста: российский бенефициар заявляет себя как фактического получателя дохода (ФПД), и к выплатам за рубеж применяется ставка НДФЛ (13%). Риск оспаривания статуса ФПД российскими налоговиками в таком случае значительно снижается.

Это стало спасением для многих бизнесменов и в определенных случаях позволило снизить налоговую нагрузку. Сквозной подход хорошо работает в отношении дивидендов при прозрачной структуре владения с российским налоговым резидентом наверху.

В ситуации с цепочкой иностранных компаний в структуре платежей без российских налоговых резидентов этот подход применяться практически не может. Минфин настаивает на соблюдении требования СИДН о прямом владении или вкладе в уставный капитал со стороны иностранной компании-получателя дохода, но в отношении косвенного акционера эти требования, как правило, не соблюдаются.   

Это популярный в вариант реструктуризации, который позволяет снизить налоговые риски в РФ. В то же время на иностранную компанию, ставшую российским налоговым резидентом, продолжает распространяться зарубежное право, что обеспечивает дополнительную юридическую защиту бизнесу.

Перенос резидентства, как правило, применяется в рамках совместных предприятий, где использование английского права является распространенным условием.

Его налоговые преимущества — отсутствие риска по ФПД и налоговому резидентству, а также возможности использования домашнего режима налогообложения дивидендов в отношении резидентов РФ (0% или 13%), а также норм СИДН со страной резидентства зарубежного партнера без применения «сквозного подхода».

Редомициляция в расположенные в Калининграде и Владивостоке специальные административные районы (САР) предполагает смену налогового резидентства и юридической регистрации компании.

Перевод имеет свои преимущества (например, освобождение от налогообложения доходов от реализации акций иностранных компаний, запрет на проведение проверок в отношении прошлых периодов), но требует соблюдения ряда условий, в том числе инвестирования в экономику РФ не менее 50 млн рублей.

Кроме того, перевод в САР инициируется в иностранной юрисдикции, поэтому необходимо соблюсти все налоговые и иные формальности за рубежом.

С 2015 года многие российские группы начали создавать полноценные офисы в низконалоговых странах, переводили туда сотрудников и функции. Это не требует изменения налогового или юридического статуса компании, но приводит к дополнительным затратам на содержание офиса, фонд оплаты труда.

 Поэтому необходимо сопоставлять налоговую экономию, которая достигается за счет реального уровня присутствия (сабстанса) за рубежом с расходами на его создание.

При этом юрисдикция резидентства иностранной компании может попасть в «черный список» Минфина, то есть в список тех стран, СИДН с которыми будет пересмотрен.  

Помимо возврата активов в РФ, можно перенести налоговое резидентства в ту страну, где у компании есть возможность создать экономическое присутствие.

Для этого важно убедиться в том, что выбранная для этого юрисдикция и законодательство страны регистрации компании позволяют это сделать.

При этом необходимо учитывать наличие «налога на выход» в юрисдикции, которую компания покидает, размер которого может быть значительным.

После введения жестких требований о сабстансе в офшорах некоторые компании «переехали» на Кипр или в Люксембург, но новый виток борьбы с выводом капитала за рубеж сужает бизнесу пространство для маневра.

Создание сабстанса в транзитных юрисдикциях лишится экономического смысла, если в их отношении перестанет применяться льготная ставки по СИДН.

С другой стороны, действующее соглашение необходимо, если компания планирует получать только пассивные доходы (дивиденды, проценты, роялти) с применением льгот по СИДН, но не так важно с точки зрения, например, торговых компаний.

Сложно прогнозировать, как долго продлятся ограничения международной мобильности, связанные с пандемией коронавируса, и насколько может затянуться процесс пересмотра СИДН между Россией и наиболее популярными транзитными странами.

Однако уже сейчас ясно, что резкое ужесточение политики государства по отношению к популярным у российского бизнеса зарубежным юрисдикциям практически сразу после окончания третьей волны деофшоризации говорит о том, что те иностранные компании, которые не успели или не захотели принять правила игры хорошего полицейского, будут вынуждены сыграть с плохим. В этой игре нет права на ошибку.

Источник: https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/398427-virus-zakryvaet-ofshory-chto-teper-delat-rossiyskim-biznesmenam

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.